Быстрый кредитный рост в 2011 году стал неожиданностью. Этот тренд определили госбанки. Около 70% прироста корпоративного кредитного портфеля было обеспечено именно этими игроками, причем почти две трети их роста пришлось на Сбербанк. В погоне за долей рынка они не только полностью использовали для финансирования кредитной экспансии приток корпоративных и розничных депозитов, но и значительно сократили избыточную ликвидность, которая оставалась у них с 2010 года. Достаточно посмотреть на снижение ликвидности, которую ЦБ стерилизовал на своих депозитах и через выпуск своих облигаций: если на начало года там лежало более 1 трлн рублей, то в декабре 2011-го осталось только 100—200 млрд . В основном именно госбанки держат свои средства в этих инструментах. И именно их аппетит к наращиванию доли кредитного рынка привел к дефициту ликвидности в банковской системе.

Схожей политики по отношению к кредитному портфелю придерживались и иностранные банки. Разница только в том, что темпы прироста и депозитов, и кредитов там были почти в два раза ниже, чем у государственных. Тем не менее в этом сегменте заметен такой же перекос — темпы роста кредитного портфеля почти в два раза превышают темп прироста депозитной базы. Это противоречит расхожему представлению о том, что иностранные банки в 2011 году сворачивали кредитную активность в России, чтобы поддержать свои материнские структуры. Видимо, они урезали другие, некредитные операции, дабы сохранить клиентскую базу.

Частные банки были осторожнее. Хотя рост их депозитной базы сопоставим с темпом роста госбанков, по динамике наращивания и корпоративного, и розничного кредитных портфелей они уступают государственным игрокам, что говорит об определенной сдержанности в продвижении услуг. Наученные опытом 2008—2009 годов, они больше заботятся о качестве кредитного портфеля. И в отличие от госбанков доступ к господдержке для них жестко лимитирован.

Какие последствия активность госбанков будет иметь для сектора? Во-первых, в 2011 году они пошли на значительное снижение процентных ставок по кредитам. Соответственно, если частные банки в целом ориентированы на сохранение своей маржи, то государственные готовы ею жертвовать. Снижение маржи госбанков может стать особенно заметным уже в ближайшие месяцы, так как стоимость их фондирования сейчас значительно выросла. Во-вторых, растет зависимость госбанков от прямого государственного фондирования. Около 60% размещенных в 2011 году депозитов Минфина было востребовано ВТБ. Спрос на РЕПО от ЦБ также предъявляется именно государственными банками, особенно если речь идет о заимствованиях на длинные сроки. В такой ситуации ЦБ и Минфин становятся заложниками кредитной экспансии госбанков. В-третьих, в условиях мирового кризиса качество кредитного роста остается главным вопросом. Даже если отчасти государственные банки застрахованы тем, что забирают хороших заемщиков у частных, в целом состояние их балансов за последний год ухудшилось: доходность кредитных операций сильно снизилась, зависимость от государственного фондирования выросла, а кредитные риски не могли не увеличиться.