Какие причины у этого чуда? Уж не волшебство ли? Недаром же говорят: есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика. Что свидетельствует в пользу этой версии? Явное расхождение между индивидуальными оценками инфляции и официальным показателем.

Однако глава Росстата Александр Суринов уверяет, что «подкрутить» инфляцию невозможно. Да и миссия МВФ в 2010 году проверяла работу Росстата по расчету инфляции и высказала лишь минимальные претензии. Конечно, было бы хорошо иметь альтернативные частные организации, которые бы рассчитывали инфляцию, но чего нет, того нет.

Определенные резоны для фальсификации уровня инфляции, разумеется, имеются. Инфляция, а также ВВП и уровень безработицы являются политически чувствительными переменными, оценкой деятельности руководства страны. И особое значение эти параметры приобретают именно перед выборами.

Кроме того, Владимир Соколин, предшественник Суринова, «не так считал», из-за чего в 2009 году ВВП России рухнул на 7,9%. Немудрено, что в ноябре 2009-го Соколина попросили освободить кабинет. Не знаем, силен ли в волшебстве новый руководитель Росстата, но ключевые официальные показатели российской экономики при нем существенно улучшились.

Обвинения в фальсификации инфляции — распространенное явление. Например, украинская оппозиция активно критикует власть за занижение уровня инфляции. Однако серьезных доказательств фальсификаций в российском случае представлено не было.

У рекордно низкой инфляции 2011 года есть объективные причины. Было бы счастье, да несчастье помогло: природные катаклизмы лета-2010 (засуха и пожары) привели к рекордному росту цен на ряд продовольственных товаров, и нормализация ситуации, особенно с учетом щедрого урожая 2011-го, «откатила» особо ретивые цены назад.

Помимо того, с августа Россия живет в условиях дефицита ликвидности, поскольку капитал бежит из страны как ошпаренный. За 2011 год его чистый отток составил 84,2 млрд долларов. У бегства капитала две основных причины: внешняя — еврокризис — и внутренняя — выборы. Рост внутриполитических рисков негативно влияет на настроения инвесторов, и деньги бегут из России. Капитал голосует на выборах не бюллетенями, а ногами.

Однако у дефицита ликвидности есть позитивное свойство — он снижает инфляционное давление. Меньше денег — ниже цены. За 2010 год денежная база в широком определении выросла на 26,6%, а за 2011-й — всего на 5,5%.

Механизм такой: когда капитал бежит из страны, создается избыточный спрос на иностранную валюту. ЦБ, удерживая рубль от падения, распродает международные резервы и поглощает — «стерилизует» — рублевую массу. За период еврокризиса с 1 сентября 2011 года по 1 января 2012-го международные резервы России сократились на 46,4 млрд долларов — до 498,6 млрд. Работоспособность этого механизма ограничена размером «финансовой подушки» — международных резервов. Если разрушительные процессы окажутся чрезмерно мощными (вспомним, что за период кризиса 2008—2009 годов Россия потеряла треть резервов), то эта «подушка» превратится в пустую наволочку и бегство капитала приведет к стремительной девальвации рубля и гиперинфляции. Однако пока такой сценарий представляется маловероятным, тем более что из-за напряженности на Ближнем Востоке цена нефти поддерживается на более чем комфортном для России уровне. Именно высокая стоимость нефти способствует стабильно высокому уровню российской инфляции, а бегство капитала частично ослабляет этот эффект.

В предвыборный период всплеск инфляции, характерный для начала года, будет существенно ослаблен из-за переноса повышения тарифов на электроэнергию и газ с 1 января на 1 июля. Если еврокризис приведет к глобальной рецессии, то нефтяные цены неизбежно рухнут, что поспособствует снижению уровня инфляции в России. «Революционный сценарий» может, напротив, разбалансировать финансы и вызвать стремительный рост инфляции.