Опубликованная в конце апреля Министерством экономического развития статистика показывает, что граждане России уверенно отказываются от сбережений в пользу потребления. Так, в марте 2012 года склонность к сбережениям упала до трехлетнего минимума — 7,1%. «Нормальный» (т.е. многолетний средний) уровень сбережений для России — около 10%. Минимум за последние 12 лет, напомним, наблюдался в 2008 году, когда россияне откладывали лишь 5,3% дохода. Максимум зафиксирован в декабре 2009 года — 19,9%.

Складывающуюся тенденцию, пожалуй, можно попытаться объяснить тем, что многие люди считают текущие сбережения достаточными. По данным холдинга РОМИР, в марте 2012 года более 70% россиян имели сбережения. Это более чем двадцатилетний максимум.

Впрочем, сильно радоваться этому обстоятельству не стоит. По данным другого свежего исследования той же компании, более 50% россиян при появлении срочной необходимости смогут за один день собрать лишь менее 10 тыс. рублей (а две трети из них — меньше 5 тыс. рублей). И это не только сбережения, но и деньги родственников и друзей. Среди «богатой» половины россиян под сбережениями понимаются тоже не слишком большие суммы — несколько десятков тысяч рублей.

Понятно, что напрямую соотносить результаты двух опросов нельзя (не все имеющиеся у людей деньги можно получить в течение дня и не все собранные деньги — свои), но с определенной достоверностью картину сберегательного поведения сограждан нарисовать можно. Ключевой момент: половина семей смогла отложить лишь примерно месячный объем расходов (или меньше) и успокоилась.

Казалось бы, пока зарплаты растут (плюс 11,7% за год после вычета инфляции), стоит продолжить откладывать деньги до достижения хотя бы шестимесячного запаса обязательных расходов семьи. Но нет, как сказано выше, тренд сменился: россияне начали активно тратить деньги, в том числе за счет сбережений и наращивания задолженности по кредитам.

В чем же дело? Как мне представляется, сказывается осознанное (или нет) понимание того, что денежные сбережения в наше время почти ничего не стоят. Люди полагают, что бессмысленно откладывать деньги, даже если инфляция пока низка, а банковский депозит приносит реальный (за вычетом темпа роста цен) доход. В их картине мира присутствует постоянное ожидание того, что рано или поздно — и скорее рано, чем поздно — опять что-нибудь случится: то ли цены скакнут, то ли курс рубля обвалится (и цены опять скакнут). То ли правительство какую-нибудь конфискационную реформу придумает, то ли произойдет революция, и все станет совсем плохо. Да и вообще к деньгам-бумажкам доверия нет. Говоря иначе, у определенной части населения нет уверенности в завтрашнем дне. А без такой уверенности изымать из текущего потребления существенные средства — занятие бессмысленное и даже вредное.

Насколько оправдана такая позиция? История показывает, что подобный взгляд на жизнь «конечно, варварский, но верный». За последние сто с лишним лет сложно найти десятилетие, в рамках которого пассивное хранение рублей себя оправдывало. Разве что в брежневские времена покупательная способность фантиков (в СССР не было денег в классическом смысле) казалась более-менее стабильной, но и эта стабильность с учетом стремительно уменьшавшегося ассортимента и падавшего качества товаров и услуг мало кому пригодилась. В остальное же время каждое десятилетие значительно уменьшало стоимость отложенных рублей — либо за счет резких изменений, либо из-за хронически высокой инфляции.

Каждый человек и каждая семья принимает собственное решение о том, как действовать в такой ситуации. Большинство решает расслабиться и получать удовольствие от текущего потребления, не задумываясь о завтрашнем и тем более послезавтрашнем дне. Меньшинство придумывает способы превращения стратегически ненужных денег во что-то более полезное в долгосрочной перспективе. Недвижимость, земля, акции, золото, кредитование знакомых под процент, инвестиции в детей. В конце концов, вложение накоплений в собственный «побочный» бизнес, дающий дополнительный к зарплате доход.

Но для инвестирования сбережений требуются особые знания, особый склад характера и хотя бы минимально приличные внешние условия — так называемый «инвестиционный климат» в сочетании с разнообразием доступных инвестиционных инструментов.

Похоже, что Россия в очередной раз упустила шанс превратить хотя бы активную часть населения в инвесторов. Рост сбережений, возникший на волне страха по поводу глобального кризиса, не превратился в устойчивое явление. Инвестиционный климат за последние годы, пожалуй, только ухудшился, уверенность в завтрашнем дне уменьшилась, да и с инвестиционными инструментами намного лучше не стало. Поэтому-то отошедшее от испуга население снова бросилось потреблять «как не в себя», вместо того чтобы сформировать существенную финансовую подушку и вложить ее в полезные для семьи и общества активы.


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции