Российское правительство официально начало резервировать деньги в бюджете на случай нового глобального экономического кризиса: 200 млрд рублей на 2012 год и 500 млрд — на 2013-й. Мелочь, а приятно. Страна, на гербе которой, по моему глубокому убеждению, должна быть изображена босая нога, поочередно наступающая на лежащие друг за другом грабли, на сей раз, может быть, на те же грабли все-таки не наступит.

Помните коробки с шоколадом, на которых написано «Россия — щедрая душа»? Российская экономика думала, что она «в шоколаде», и отчасти даже была в нем (нефть и по цвету похожа на шоколад) до кризиса 2008 года. К счастью, у России кроме этой склонной к широким жестам щедрой души есть еще и привычка, идущая от традиционной бедности большинства населения, — копить на черный день. Четыре года назад он оказался бы для России совсем черным, если бы тогдашний министр финансов Алексей Кудрин не реализовал идею к тому времени уже давно ушедшего в оппозицию и уехавшего из страны экс-советника Путина по экономике Андрея Илларионова о стабилизационном фонде. Кудрин создал заначку от жадных до денег отраслевых лоббистов для будущих поколений. В итоге часть этих денег вкупе с включенным печатным станком спасла страну, ее банки и крупнейшие компании от текущего форс-мажора.

Сейчас правительство осознало, что у него должна быть свободная касса, не дожидаясь, пока грозовые раскаты и ураганные ветры долгового кризиса в Греции с Испанией распространятся на всю Европу и дальше по миру, превратившись в новое экономическое цунами. Помог главный доступный пониманию любых верстальщиков российского бюджета макроэкономический показатель — мировая цена на нефть.

В начале года еще правительство премьера Путина (естественно, уже без министра Кудрина) вполне по-кудрински зарезервировало 200 млрд рублей непосредственно в бюджете от макроэкономических потрясений. Сделали это простейшим способом: просто не расписали средства по конкретным расходным статьям. Однако весной цены на нефть в мире росли, близились президентские выборы, и эти деньги решили потратить. Но, как только нефть упала ниже отметки 95 долларов за баррель, одумались. Поскольку в бюджете-2012 этих денег уже нет, их взяли из Резервного фонда. Зато в бюджет 2013 года сразу заложили 500 млрд для прямого финансирования борьбы с кризисом. В случае резкого ухудшения экономической ситуации их планируется отдать системообразующим предприятиям (видимо, опять по спецсписку, как это было в 2008—2009 годах), банковской системе и наиболее бедным гражданам.

Разумеется, не факт, что зарезервированных денег хватит, если глобальные потрясения все-таки начнутся. К тому же Россия продолжает активно и неэффективно наращивать расходы на армию и оборонную промышленность, нас ждут разорительные аттракционы бюджетной щедрости в виде подготовки к Олимпиаде-2014 в Сочи и чемпионату мира по футболу — 2018. Но все-таки мы уже не смешим мир заявлениями о России как о «тихой гавани» и «острове стабильности» в бушующем океане экономического кризиса, как в 2008-м. Уже не пытаемся валить вину за кризис на «проклятых империалистов» и считать, что сами мы ни при чем. Людям, компаниям, банкам ведь решительно все равно, кто виноват в кризисе. Если экономический облом начинается, надо просто пытаться уцелеть и пережить потрясения. Хотя российские власти и сейчас любят публично порассуждать об экономических трудностях Запада, понятно ведь, что наша горница с Богом не спорница. Никакого спасения от потрясений в ведущих экономиках мира у России с ее наркотической зависимостью от цен на энергоносители нет и не предвидится. Так что самое разумное на понятном языке бюджета прокричать, как продавец в «Макдоналдсе»: «свободная касса!».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.