Деньги — это симулякр, знак, не имеющий оригинала в реальности. И с этим обстоятельством адептам золотого стандарта придется смириться.

На тихоокеанских островах Яп многие столетия как денежное средство использовались так называемые раи, представлявшие собой каменные диски c дырой посередине. Их вырубали из известняка на островах Палау и доставляли на острова Яп на плотах или каноэ. Большие «монеты» достигали 3,6 м в диаметре и не двигались с места при платежах. Иногда камни при перевозке тонули, но не выбывали из оборота — право собственности на подводные раи передавалось точно так же, без перемещения невидимого объекта. Если бы он и не существовал вовсе (предположим, что камень угодил в жерло подводного вулкана), то, согласитесь, и тогда ровным счетом ничего бы не изменилось — главное, чтобы все участники каменной системы платежей верили в существование подводной «монеты».

Условием стабильности такой денежной системы были два фактора: на островах Яп не было известняка, а у микронезийцев — металлических орудий труда. Когда в XVIII веке европейцы завезли в те края железные инструменты, япцы познали прелести инфляции.

Таким образом, основное условие для существования денег: все участники денежного обращения должны верить в то, что деньги имеют ценность, безотносительно от того, существует ли эта ценность на самом деле. Если эта вера будет утрачена, то деньги превратятся в куски бумаги, металла или камни, как золотая карета Золушки превращалась в тыкву. А пример с «подводными камнями» наглядно иллюстрирует тот факт, что для функционирования денежной системы вовсе не нужны материальные носители «денежной сущности» — достаточно, чтобы информация о правах собственности на деньги фиксировалась каким-то образом. Вы же не можете указать на электроны в компьютере и сказать, что это деньги?

Получается, деньги — это сумма информации и веры. Ну и, конечно, совокупность «правил игры», связанных с денежным обращением. Для хранения информации, разумеется, необходим материальный носитель, но сам по себе он не является деньгами.

В религии мы наблюдаем то же самое явление. Вера в бога никоим образом не зависит от того, существует он или нет на самом деле.

Когда вера «оскудевает» — возникают инфляционные ожидания, и ценность денег падает.

Вся логика развития денежного обращения свидетельствует в пользу исторического процесса дематериализации денег. Действительно, первыми деньгами были вполне полезные товары — например, куски соли или беличьи шкурки. Затем — достаточно бесполезные куски металлов: золота, серебра или меди. Затем — расписки золотых дел мастеров на золото, полученное ими на хранение. Эти расписки, а также векселя ростовщиков и менял превратились в банкноты.

Потом государство монополизировало эмиссию банкнот. Сначала банкноты являлись чеком на предъявителя, по которому госбанк обязывался выплатить определенную сумму в золоте или серебре. Затем эта связь утратилась. Раньше «хорошим тоном» считалось 100-процентное обеспечение денежной эмиссии золотыми резервами. Далее золото из резервов стало вытесняться иностранными валютами. Однако и золотовалютные резервы не очень-то нужны для успешного функционирования валюты, чему пример — США, у которых ЗВР существенно меньше денежной базы. Наряду с процессом «отрыва от золотовалютных резервов» все большее значение приобретают безналичные деньги, особенно в развитых странах. А бумажные доллары и евро эти развитые страны самолетами экспортируют преимущественно в развивающиеся страны, например в Россию.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции