Исследовательский холдинг РОМИР провел серию опросов об отношении россиян к возможности «второй волны» кризиса и о том, как они к ней готовятся. Выяснилось, что в приближение серьезных проблем верит максимальное число опрошенных за три года — 56%. Еще 31% затруднились ответить (то есть в принципе допускают такую возможность), и лишь 13% уверены, что все будет хорошо. Количество оптимистов, кстати, уменьшилось катастрофически: в 2010 году их насчитывалось 33%, а год назад — 25%. Можно смело сказать, что подавляющее большинство россиян уверено в приближении крупных экономических неприятностей.

Логично предположить, что столь высокий уровень уверенности в наступлении кризиса должен заставить людей максимально сосредоточиться на «подстилании соломки». Тем более что опыт неожиданного (благодаря успокаивающим заявлениям правительства) попадания в экономический шторм есть, пожалуй, у всех взрослых соотечественников — 2008 год был совсем недавно.

Однако в реальности все ровно наоборот. 77% опрошенных вообще никак не готовятся к кризису. И вовсе не потому, что уже полностью готовы: 40% объясняют свою пассивность отсутствием средств, 24% — тем, что готовиться еще рано, а 13% уверены, что потрясения их не коснутся. За последних можно только порадоваться, ибо страшно далеки они от мирских забот.

Впрочем, особенно интересны ответы на более жесткий вопрос: «Когда вы увидите явные признаки начинающегося кризиса, что вы предпримете в первую очередь?» Внимание: треть опрошенных не будет предпринимать ничего! Еще треть постарается уменьшить те или иные расходы — от ежедневных до разовых типа поездок или крупных трат.

Как вы думаете, сколько человек ответили: «Найду дополнительную работу, постараюсь продвинуться на существующей работе, займусь бизнесом в дополнение к обычной работе»? Правильно: ни одного. Хотя, быть может, кто-то и ответил так, но вошел в 1% ответивших «по-другому».

Главное, что показал опрос РОМИРа — полная и абсолютная пассивность населения России по отношению к собственной жизни, собственному будущему. Сокращение расходов и создание сбережений (их делает 9% опрошенных) — это правильные и хорошие шаги, хотя мне больше нравятся люди, не доверяющие бумажным деньгам и делающие запасы продовольствия и товаров первой необходимости (5%). Но этого очевидно мало.

Пассивная защита хороша лишь в качестве базы для более активных действий. Во время кризиса работодателям нужны эффективные сотрудники, приносящие больший доход. Сокращают же в первую очередь «балласт», налипший в относительно благополучные времена, то есть как раз тех, кто не высовывается, а пассивно ждет своей участи. Но даже хорошие и нужные сотрудники могут не избежать сокращения рабочего времени (с соответствующим падением зарплаты): понятно, что экономическая активность существенно упадет. Пассивные россияне в этот момент в лучшем случае пойдут к властям с требованиями обеспечить их существование или заставить работодателя вернуть старые условия работы. Практика показывает, что это малоэффективно — начальники и власти в конечном итоге все равно обманут «простых людей», достаточно наивных (или глупых), чтобы верить, что завод или офис можно заставить работать по приказу.

Только собственная активность, диверсификация источников дохода, получение новых полезных навыков и освоение профессий не из своей привычной сферы деятельности могут обеспечить относительно безболезненное прохождение через кризис.

Но, похоже, российское общество к этой мысли не готово. А значит, как и в прошлый раз, кризис наступит внезапно и больно ударит по населению, которое, как всегда, будет молить царя о спасении, ничего не предпринимая самостоятельно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции