АСВ может увеличить размер суммы вклада, застрахованного в банке. Уже осенью начнутся консультации на этот счет. Намерения АСВ самые благие. Последний раз сумма индексировалась в 2008 году, с тех пор накопленная инфляция составила 40%. Это означает, что компенсировать сейчас могли бы уже и миллион рублей вместо нынешних 700 тыс. Несправедливо. Прочитав все это, умылся слезой умиления. С 2008 года зарплаты многих моих знакомых упали просто в номинальном исчислении. А уж если инфляцию брать… И я не заметил, чтобы хоть к кому-то работодатель подошел и, участливо положив руку на плечо, тихо, как Лесной Царь у Гете, произнес:

— Что же я тебе недоплачиваю-то? Сорок процентов! Мне, знаешь, такое даже в голову не приходило. Тут шесть процентов, там восемь, а сложные-то проценты мы и не подсчитали курсовые риски… А ты ведь все знал и молчал, ты герой.

Но отбросим иронию и зададимся простым вопросом: почему чиновники так неохотно признают проблему недоплаты сотрудникам (вон недавно министр экономики Андрей Белоусов в интервью, которое он дал мне и моим коллегам для «Комсомольской правды», так и вовсе заявил, что россиянам «переплачивают») и в то же время так трепетно заботятся о гарантировании вкладов?

Возможно, причина в том, что россияне стали меньше доверять вкладам? Об этом во всяком случае говорил глава Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков. Но с ним можно согласиться только в том, что падает темп прироста депозитов относительно какого-нибудь «лохматого» 2009 года. И в этом нет ничего удивительного — достаточно вспомнить, какими гигантскими процентными ставками заманивали банкиры население в кризисном 2009-м, как по инициативе ли ЦБ или без оной эти проценты пришлось снизить. И удивиться, что кто-то еще вообще несет деньги в банки. Между тем несут, и если сравнивать с 2010 годом, так даже более рьяно. За первое полугодие этого года прирост вкладов в системе АСВ составил 7,5%, прогноз роста по году остается на уровне 16—18%. В среднем в 2012-м за первое полугодие в банки попадало 5,3 млрд рублей в день, тогда как в первом полугодии прошлого года — лишь 4 млрд.

Итак, это объяснение не может быть принято, банкам пока не грозит остаться без денег населения.

Можно вспомнить, что 2012 год отличился опережающим темпом роста крупных вкладов, размером более 1 млн рублей. И все же непонятно стремление их страховать, раз они все равно есть! Вот если бы наблюдалась обратная тенденция, дескать, граждане стремятся уложиться в рамки страховой суммы, а нам бы их простимулировать… Но этого же нет.

Правда, банкиров тревожит, что растет доля коротких вкладов. Это, конечно, для банков не очень хорошо, но я не понимаю, как увеличение страховой суммы как-то позволит выправить эту картину. Да и сокращение длинных вкладов за первое полугодие не радикальное — на 1,2 процентного пункта.

Могу лишь предположить, что АСВ все-таки намерено увеличить отчисления, которые банки делают в фонд страхования. Хотя в АСВ это опровергают. Сегодня банки перечисляют туда 0,1% от общего объема вкладов. В АСВ не раз заявляли, что с наполняемостью системы все в порядке. Тем не менее одна недавняя дискуссия очень показательна. Обсуждалось, а не повысить ли процент с рисковых банков, предоставив им большую свободу в процентной политике (да они эту свободу и так берут). За нее ратовали крупные банки, которые сами сваливаться в дефолт не собираются, а по факту платят за художество мелких.

Это предложение не прошло. Но если в самом деле повысить страховую сумму, то у АСВ появится по крайней мере формальный предлог размер отчислений поднять. Это имеет смысл делать, если в агентстве предвидят серьезный шторм в банковской системе и заранее пытаются подстраховаться. Я бы скорее поверил в то, что АСВ знает ситуацию на рынке и обладает даром предвидения, чем в то, что там трепетно подсчитывают накопленную инфляцию.

Как это случается не в первый раз, патерналистские и, не побоюсь этого слова, социалистические (есть еще слово красивое — «дирижизм», но оно тут не вполне подходит) воззрения и действия загоняют в тупик регулятора. Очевидно, что многочисленные крахи банков в 1990-е так напугали государство, что оно решило прекратить это «раз и навсегда». В результате мы получили риск (вполне себе реализованный) разухабистого поведения мелких банков, перед офисами которых не будет митингов и демонстраций. И вогнали в тиски крупные банки, которые могли бы вести более агрессивную и интересную для клиента политику, но вынуждены брать на себя ответственность за все банковское сообщество, сдерживать эмоции.

Если в Греции ли, в Китае ли (там предвидят дефолт сразу всех провинций страны) рванет, то и банковская система России полетит в тартарары несмотря ни на что. Сядут руководители ВТБ, Сбербанка, понурят головушки и вопросят:

— А за что мы, собственно, страдали, разгуляться в тучную годинушку, как другие, не могли?

Чем меньше правил, тем меньше пострадавших. Я на самом-то деле либералом остаюсь. А вы?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.