Премьер Дмитрий Медведев согласился с законопроектом, который, как сообщается, единодушно внесли в Думу все четыре фракции. Новый документ запрещает чиновникам заводить счета за границей. Медведев сказал, что госслужащий обязан разделять риски со страной, которой он «управляет», даже если за морем дают процент повыше.

— Я не могу не согласиться с тем, что государственный служащий, если он любит свою страну, если он верит в свою страну, должен хранить деньги в своей стране, даже несмотря на то, что, может быть, у нас условия для хранения денег хуже, чем в какой-то другой экономике, — сказал он.

Ранее соавтор документа депутат Валерий Трапезников говорил, что запрет коснется даже первых лиц.

— Главная мысль законопроекта заключается в том, что госчиновникам всех уровней от муниципальных образований до президента страны или премьера будет запрещено иметь недвижимость и открывать счета в зарубежных банках, — сказал Трапезников.

Это касается и супругов чиновников. Единственная поблажка сделана для больных: они могут по медицинскому заключению открывать счета, но оплачивать с них только лечение и проживание.

За ослушание чиновнику грозит большой штраф, а то и тюрьма до пяти лет. Если Дума примет законопроект в осеннюю сессию, он вступит в силу уже в будущем году.

Медведев говорил, что у него двоякое отношение к документу — несмотря на то, что он его поддерживает. Дмитрий Анатольевич ведь либерал. И он знает ритуальные слова вроде «свобода лучше, чем несвобода». А что же это за свобода такая, когда ты не можешь сделать вклад в том банке и в той стране, в которой считаешь нужным? Ну вот и у меня двоякое отношение. Даже троякое. Не знаю, с чего начать рассказывать об этом своем отношении.

Может, начну с плоской шутки, что все чиновники заболеют теперь? Шутка в самом деле не слишком объемная: ну раз прокатит, ну другой, на третий скажут: «А что это ты такой ветхий? Давай до свиданья». Правда, тут вспоминается расширение возрастных границ допустимого пребывания у власти до 70 лет, так что возможностей мотивировать собственную ветхость появляется, согласитесь, больше.

Можно зацепиться за слова Медведева и трактовать их так, как они есть. Медведев сказал, что если чиновник любит свою страну, то риски с ней разделять должен. Теоретически в ответ какой-нибудь клерк может заявить, что он свою страну не любит и ему закон не писан. Но мы понимаем, что слова премьера — это просто слова, а закон — это закон, да и не заявит никто такого — дороги же родимые березки и неброские пейзажи, среди которых так хорошо делать маленький гешефт.

Но на самом деле можно вспомнить пресловутую международную практику. Например, американскую. В этой чудесной стране, которая светоч и предмет вожделения, чиновник не имеет права — правда, лишь пока он на работе — пользоваться какими-либо серьезными услугами, произведенными неамериканскими фирмами. Скажем, полет на борту авиакомпании другой страны разрешен, только если в эту конкретную точку не летают самолеты американских компаний. Не поощряется останавливаться в гостиницах, владельцы которых — иностранцы. Заказывать еду для массовых правительственных мероприятий — не на локальных рынках.

Но. Это пока он на работе. А когда не на работе — например, делает вклад честно заработанных денег — то никаких ограничений нет. Точно так же он может приобрести недвижимость в той стране, в которой ему заблагорассудится. Конечно, за доходами чиновников в США пристально следят. Есть закон о соответствии доходов и расходов. Но если деньги чистые — так все ОК.

Точно такие же правила действуют в Британии, да и вообще во всем так называемом цивилизованном мире.

Не так в Китае. Там пока не запретили ни вклады, ни покупку недвижимости за рубежом, но к этому идет. Уже нельзя приобретать предметы роскоши и афишировать любовниц. Чиновников КНР, которые инвестируют личные средства в другие страны, называют «голыми»: дескать, у себя в стране выглядят скромнягами, а на самом деле… Отток личных средств госслужащих КНР принимает астрономические масштабы. Как и масштабы китайской коррупции. Причем новые строгости партии вызывают лишь эскалацию мздоимства.

Кажется, оказавшись не в силах победить коррупцию, российские власти, как и китайские, стали бороться со следствием, а не с причиной. И успех будет такой же, как в Китае, то есть никакой. Между тем вычистить коррупцию можно, и вычищается она «сверху». Так, в 1964 году новые на тот момент власти Сингапура победили коррупцию за два года — а ведь ее масштабы были чудовищны даже в сравнении с нынешней Россией. Им просто захотелось это сделать, и они это сделали.

Я не хочу здесь подсчитывать, сколько миллиардов «вернется» в Россию. Потому что так называемые экспертные оценки сделаны на глазок. Потому что ничего и не вернется. И потому, что то вообще неважно. Если экономика коррумпирована, сколько средств ни вернется — все не впрок. А нашим банкам такой приток вкладов вряд ли поможет. Кто будет держать коррупционные деньги в Сбербанке?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции