Ученые, нанятые страховщиками из СК Allianz, изучили 52 страны мира, в которых проживает 4,8 млрд человек. Проще говоря, несмотря на не совсем полное покрытие, данные отражают реальное состояние финансов подавляющего большинства домохозяйств по всему миру.

Некоторые результаты предсказуемы и логичны. Естественно, самые богатые «простые люди» живут в развитых странах, в основном в Западной Европе, а самые бедные — в Восточной Европе, Азии и Южной Америке (Африка почти не интересовала ученых). Разрыв в богатстве между лидерами и аутсайдерами огромен: средняя семья в США, Японии или Дании владеет активами более чем на 100 тыс. евро, а в России и Турции «богатство» не дотягивает и до 3 тыс. евро. Заметим, что под активами понимаются именно финансовые вложения, включая депозиты, ценные бумаги, страховки и т. п. То есть списать разницу, например, на раздутые цены жилья не получится.

Интересно, кстати, что, несмотря на наши традиционные представления о «бедном» Китае, средняя китайская семья богаче средней российской почти в два раза (4,8 тыс. евро активов против 2,6 тыс. евро). Если же учитывать долги, то преимущество южных соседей вырастает до 2,3 раза. Сложно сказать, как это соотносится с реальностью, поскольку из-за социального расслоения — что в одной стране, что в другой — понятия «средняя» и «медианная» семья сильно отличаются. Тем не менее столь серьезное финансовое превосходство Китая над Россией несколько выбивается из привычного представления о мире.

Один из любопытных результатов исследования непосредственно касается банковской деятельности. Как выяснили ученые, предпочтения жителей бедных и богатых стран в плане распределения активов по классам сильно различаются. Бедные (Восточная Европа, Китай, Аргентина, Бразилия, ЮАР, Таиланд и т. д.) предпочитают почти две трети (63%) денег держать на счетах в банках и лишь пятую часть (19%) — в ценных бумагах. В то же время в богатых странах на банковские вклады приходится лишь 28% активов домохозяйств, а 37% вложены в акции и облигации.

Предположу, что у этого феномена есть довольно простое, бытовое объяснение, помимо очевидной неразвитости фондового рынка в «бедных» странах. Все дело в небольшом абсолютном размере активов. Если у вас на руках всего 3 тыс. евро свободных денег, вы вряд ли станете покупать на них акции, облигации или даже паи ПИФов. Понятно, что первым делом свободные средства кладутся в банк — на текущий счет и на срочные депозиты. И лишь когда «консервативно накопленная» сумма станет достаточно большой, человек задумается о том, что можно вложиться еще и в более рискованные, но, возможно, более прибыльные активы. В развитых же странах, где счет активов среднего домохозяйства идет на десятки тысяч евро, базовые вложения в банки уже давно сделаны, поэтому люди спокойно покупают ценные бумаги — напрямую или через инвестиционные и пенсионные продукты управляющих компаний.

Однако, как показывают данные Allianz, в мировой финансовой системе в последние годы происходили важные события, меняющие распределение активов. Несмотря на почти нулевую реальную доходность депозитов, их доля выросла с докризисных 27% мировых активов домохозяйств до 33% в 2008—2011 годах. Некоторое ослабление кризиса и укрепление стабильности в экономиках по всему миру не повлияло на этот показатель: в 2008—2011 годах он колебался в пределах 31—33%. При этом доля ценных бумаг резко упала с докризисных 41% до нынешних 35%.

Получается, что, хотя банковские крахи и стали самым заметным для обывателя признаком финансового кризиса, доверие к банковской системе в целом все равно крайне высоко. Именно депозиты воспринимаются потребителями финансовых услуг как наиболее качественные и надежные активы.

Как ни странно, но такое положение дел весьма оптимистично для массового фондового рынка. Судя по стабильности цифр, нынешняя доля ценных бумаг в активах — это возможный минимум или нечто близкое к нему. Рано или поздно кризис закончится, «экономическая зима» пройдет, а постоянно растущее благосостояние семей в бедных странах (а оно быстро растет, если верить исследованию) приведет к насыщению спроса на банковские депозиты. Тут-то и появится свежий спрос на ценные бумаги со стороны набравших здоровый финансовый вес двух с половиной миллиардов жителей Китая, Индии, Восточной Европы (включая Россию и Турцию) и Южной Америки. Создателям биржевой и околобиржевой инфраструктуры надо лишь дожить до этого светлого будущего, не разорившись в темном настоящем.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции