Между процентными ставками в России и в развитых странах — широкий спред. В развитых странах они низкие (например, ставка рефинансирования ФРС — 0,25%, ЕЦБ — 0,75%), а в России — высокие (например, минимальная ставка по однодневному прямому РЕПО ЦБ составляет 5,5%, а доходность по дальним ОФЗ превышает 8,5%).

Более того, 13 сентября ФРС и ЦБ приняли диаметрально противоположные решения: ФРС — о смягчении денежно-кредитной политики, объявив о начале количественного смягчения (QEIII); а ЦБ — о ее ужесточении, увеличив на 25 базисных пунктов ставку рефинансирования и другие ставки предоставления ликвидности. Тут же на повышение ставки рефинансирования отреагировал Сбербанк, увеличив с 17 сентября стоимость потребительских кредитов на 1—2 процентных пункта. Вслед за Сбербанком — законодателем банковской моды — неизбежно потянутся и другие банки. Таким образом, спред между российскими ставками и ставками в развитых странах расширяется еще больше.

В то же время благоприятная конъюнктура на рынке нефти способствует укреплению рубля. С локального максимума 34,04 рубля за доллар, достигнутого 5 июня 2012 года в ходе «испанской турбулентности», рубль окреп уже настолько, что начинает тестировать уровень в 31 рубль за доллар.

Таким образом, создаются условия для арбитража в форме carry trade: заимствуем доллары и евро на рынках развитых стран под низкие ставки процента, продаем валюту за рубли и размещаем их под высокую процентную ставку на межбанке, затем полученные после возврата кредита средства обратно конвертируем в подешевевшие относительно рубля доллары и евро. Получается и процентный доход, и доход от переоценки валюты. Именно такая стратегия реализовывалась на российском рынке до кризиса 2008 года, и возвращение к этой стратегии было бы вполне разумно.

Разумеется, ахиллесова пята carry trade — валютный риск. Почему вплоть до последнего времени carry trade не пользовался популярностью? Пока банки использовали процентный арбитраж, лишенный валютного риска, — между относительно низкими процентными ставками по сделкам РЕПО и относительно высокой доходностью ОФЗ. Однако ЦБ, вероятно, начинает перекрывать этот канал, что сделает carry trade более привлекательным.

Такой арбитраж способствует притоку капитала, который, в свою очередь, вызывает снижение процентных ставок. Понижение ставок на российском кредитном рынке сужает процентный спред. Таким образом, процентный доход со временем сократится, что сведет на нет выгоды арбитража.

Снижение процентных ставок по кредитам будет способствовать повышению спроса на ипотеку и тем самым наряду с инфляцией способствовать росту цен на жилье.

Кроме того, приток капитала способствует укреплению рубля и одновременно росту инфляции. Именно такую динамику мы наблюдали до августа 2008 года. Нынешняя инфляция к тому же подогревается и неурожаем из-за засухи. Инфляция 2012 года явно выйдет за пределы прогноза в 6% — независимо от того, будет развиваться carry trade или нет.

Наконец, приток капитала устраняет дефицит ликвидности. В то же время ЦБ может существенно снизить объем вливаний в банковский сектор России. На 1 сентября 2012 года средства ЦБ, предоставленные банкам, составили 2,4 трлн рублей. Для сравнения: на 1 сентября 2008 года — всего 159,4 млн рублей.

В открывшееся окно возможностей ворвался ветер перемен. Увы, только финансовых. «Танцующий слон» уже проскочил в это окно: в ходе SPO размещены акции Сбербанка на сумму 159,3 млрд рублей. На подходе Промсвязьбанк со своим IPO.

Что может разрушить данную тенденцию? Новая турбулентность — например, из Испании. Она опять закроет для России международные рынки капитала и приведет к падению нефти.

Кто оплачивает этот арбитраж? За чей счет «банкет»? Население России. Ведь именно оно в конечном итоге и несет тяжесть процентных расходов как по розничным, так и по корпоративным кредитам.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции