Ну что же, свершилось. То, о чем говорили лишь гадательно, стало предметом обсуждения в правительстве. Сумму страхового покрытия по депозитам действительно хотят поднять с нынешних 700 тыс. до 1 млн рублей, а председатель ЦБ Сергей Игнатьев якобы вовсе высказывается за 1,5 млн рублей.

Нам уже приходилось писать о том, насколько слабы озвученные аргументы в пользу того, чтобы повышать: дескать, с 2008 года, когда страховка последний раз «индексировалась», накопилась инфляция — как раз такая, чтобы с 700 тыс. до 1 млн. Дело, конечно, не в инфляции. Возможно, дело даже не в кризисе, который якобы грядет. Иные аналитики заявили, что если последний раз индексация страховки была в 2008-м, кризисном, году, то, стало быть, и теперешняя индексация — предкризисная. Смысл якобы в том, чтобы накануне очередного потрясения вселить в народ доверие к банковской системе. Мы эту позицию готовы были даже разделить, но теперь она нам также не кажется аргументированной.

Чтобы докопаться до сути, обратим внимание на то, что радикальнее других высказывается председатель ЦБ. То, что срок его полномочий вскоре истекает, не меняет ровным счетом ничего: ЦБ — это сплоченная команда, и г-н Игнатьев преследует не какие-то свои цели, связанные с его скорым уходом, а цели команды в целом. Как же понимать его позицию?

Кажется, что ЦБ просто устал гоняться за слабыми банками. Устал проводить проверки, о которых в кулуарах так живописно рассказывают сотрудники соответствующих департаментов. Тем более что ЦБ вряд ли свободен в том, чтобы проверки начинать и заканчивать. Скажем, как объяснить, что банку г-на Пугачева позволили вывести все активы за рубеж и только потом против него начались санкции? А санкции на других бизнесменов свалились после того, как они вступили в конфликт с властями? При всем при том в ЦБ со всей серьезностью относятся к своей «проверочной» миссии и скорбят по поводу того, что она омрачена политикой.

Могу предположить, что логика примерно такая:

— Да пусть что хотят, то и творят! Если застраховать по максимуму вклады граждан, то никакие падения и неприятности на банковской системе не отразятся. А у Сбербанка и ВТБ денежки, чтобы платить за очередного Урина, есть. Так ведь, тов. Сбербанк? А что мы его спрашиваем, г-н Игнатьев не член ли наблюдательного совета оного?

У Сбербанка и прочих серьезных банков, конечно же, позиция вовсе не такая, но их в данной ситуации в самом деле и не спросят, скорее всего. Соблазн слишком велик: затопить банковские проблемы деньгами, застраховать все вообще (а вклад в 1,5 млн — это почти что страховка от «всего вообще»). Да и забыть о головных болях, трудах и днях.

Людям удобно, конечно. Думать не надо. Неси депозит туда, где выше ставка, да и все дела. Вообще, когда не надо думать — это очень хорошо. Только вот сие несколько растормаживает так называемых безответственных товарищей, которые кредит берут — не думают, на депозит кладут — не думают, вообще мало о чем думают, зато как что случится, так в первых рядах очередных обманутых они особенно заметны. Вот таких людей мы поощряем, а сказать по правде, в них стремимся превратить тех, кто сегодня еще действует с осторожностью.

Хотя и тут логика есть. Одним так проще управлять и регулировать. Другим так проще деньги на депозит класть. Слова покороче, как поется в известной песне. А Сбербанк заплатит. Где возьмет — его проблемы, у пенсионеров так у пенсионеров. Главное, что возьмет и заплатит. Простые решения обходятся ведь особенно дорого.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции