Не успел Минфин заявить о том, что вопрос создания мегарегулятора финансовых рынков под эгидой Центробанка практически решен, как тут же начались активные попытки похоронить идею в зародыше. Банкам, в принципе, все равно: их «начальство» от реформы не поменяется. А вот инвестиционные компании и другие участники фондового рынка уже попробовали сделать «контрольный выстрел» в будущего контролера. Однако методы, которые предлагают противники создания мегарегулятора, в российских условиях могут привести к еще более печальным последствиям, чем объективные и субъективные трудности налаживания работы нового контрольного монстра.

На заседании Экономического совета администрации президента в конце прошлой недели представители саморегулируемых организаций и профессиональные участники финансового рынка в один голос высказались против поглощения Центробанком Федеральной службы по финансовым рынкам. По их мнению, не надо ликвидировать ФСФР, хотя люди оттуда буквально бегут из-за недостатка финансирования.

Саморегулируемые организации, в частности Национальная лига управляющих, предложили увеличить материальный достаток ФСФР за счет самих участников финансового рынка. Президент Национальной лиги управляющих Дмитрий Александров резонно сослался на распространенную в мире практику, когда регулятор живет на лицензионные взносы профессиональных участников рынка и отдельные взносы с оборотов более 1 млн долларов на бирже. Тогда как переходный период при создании мегарегулятора, по мнению участников совещания в администрации президента, может резко снизить уровень регулирования и надзора на несколько лет.

В этой вроде бы логичной позиции есть два существенных, на мой взгляд, изъяна. Во-первых, ФСФР вряд ли хорошо справляется со своей работой сейчас — в том числе из-за недостатка финансирования. Во-вторых, именно в российских условиях финансирование регулятора за счет тех, кого он должен регулировать, совершенно не гарантирует улучшения качества надзора. Если лицензионный взнос со всех естественно сделать одинаковым, то взносы с оборотов более миллиона долларов столь же естественно окажутся разными — в зависимости от этих оборотов. Либо «налог с оборота» ФСФР будет отдавать сама биржа. В любом случае едва ли ФСФР, которая финансируется таким образом (тут поневоле приходится делать обязательную поправку на отечественные бизнес-обычаи), сможет строго и беспристрастно следить за соблюдением законности и правил рыночного поведения своих главных спонсоров. Причем речь о банальном коммерческом подкупе не идет: просто контролеры прекрасно будут знать, на чьи деньги они сохранили свою автономию от Центрального банка. Не говоря уже о том, что если ФСФР начнет жить в том числе на проценты от биржевого оборота, то она будет заинтересована в росте этого оборота любой ценой.

Скорее всего, мы просто имеем дело с «пробным шаром» и тактикой затягивания времени. Качество и механизм регулирования финансового рынка в России все равно будут определяться не мегарегулятором, а волей верховной власти. И мировой макроэкономической конъюнктурой в полном соответствии с рыночным правилом «схватят кота поперек живота, он и замяукает». Надо будет экстренно накачивать банки ликвидностью — накачают. Надо будет закрыть глаза на чудачества конкретного участника финансового рынка из-за его близости к власти или слишком важной роли (доли) на рынке — закроют.

Пока же вырисовывается мутная долгая аппаратная возня вокруг мегарегулятора. Изначально Минфин собирался уже к 1 марта 2013 года внести в Госдуму проекты федеральных законов по передаче Центробанку полномочий ФСФР. Как показывает новейшая история России, процесс может затянуться на годы и ни к чему не привести. Окончательное решение, если и будет принято, окажется политическим, а не экономическим.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции