Европейский союз стал у нас на днях новым коллективным «кронпринцем». Под видом Нобелевской премии мира ему безвозмездно, то есть даром (копирайт Винни-Пуха), неожиданно подкинули 8 млн шведских крон. Это вполне можно считать некоей страховой премией от всего человечества в коллективной надежде, что страховой случай не наступит: экономика ЕС переживет долговой кризис.

Чего только не наговорили и не написали в России и в мире сразу после оглашения вердикта Нобелевского комитета мира. Между тем самое забавное, что это очень странное с точки зрения политики решение, прямо-таки пародия на политкорректность, может возыметь вполне реальный экономический эффект. Это не столько финансовый (на миллион норвежских крон в масштабах экономики ЕС особенно не разгуляешься), сколько моральный стимул для стран Евросоюза найти способы преодоления затяжного долгового кризиса.

Как-то неудобно столь мощной организации получать Нобелевскую премию мира «посмертно». Нобелевскому комитету пришлось усердно объяснять свое решение. Формальным основанием для вручения премии Евросоюзу, согласно формулировке комитета, стали действия экономического альянса по предотвращению новых войн и стабилизации обстановки на континенте. Генеральный секретарь Совета Европы, он же президент Норвежского Нобелевского комитета, Турбьерн Ягланд пустился в своих объяснениях в совсем уж далекую историю: «В межвоенные годы норвежский Нобелевский комитет вручал несколько премий людям, которые пытались примирить Германию и Францию. С 1945 года это примирение стало реальностью… На протяжении 70 лет Германия и Франция пережили три войны. Сегодня война между Германией и Францией представляется немыслимой». Как-то нелепо вдруг счесть самым выдающимся миротворческим достижением именно 2012 года невозможность войны между Германией и Францией.

Впрочем, вялотекущая экономическая война между правым германским правительством Ангелы Меркель и левым французским Кабинетом Франсуа Олланда за методы спасения отстающих экономик и банковских систем стран Евросоюза продолжается. Немцам совершенно не хочется платить даже за спасение Греции, не говоря уже об Испании с Италией. А французские левые по традиции ставят финансовую щедрость сильных стран Евросоюза по отношению к слабым выше попыток заставить этих «слабаков» жить по средствам.

Нобелевскую премию мира для ЕС сразу стали активно сравнивать с той, что в 2009 году получил Барак Обама. Мол, тогда Обаме давали награду авансом в надежде на его будущие выдающиеся достижения в построении нового относительно гармоничного мирового порядка. (Спустя три года совсем непонятно, за что давали и на что надеялись.) А сейчас ЕС награждают авансом в 1 млн крон в надежде на то, что объединенная Европа наведет экономический порядок в собственном доме. Но пока ситуация больше напоминает ту, что сложилась с «нобелевкой» Михаила Горбачева. Ему — причем, в отличие от ЕС, совершенно по заслугам — дали премию мира в 1990 году. Менее чем через год СССР распался. Был еще один похожий, но менее печальный и более мелкий случай, когда разорился инвестиционный фонд нобелевских лауреатов по экономике.

В общем, нынешняя Нобелевская премия мира получилась как раз «нобелевкой» по экономике. Это прежде всего желание вдохновить давно уже утратившую сколько-нибудь серьезное политическое влияние старушку Европу на экономические подвиги. Потому что для мира во всем мире крах еврозоны, реальные потрясения в банковских системах Италии с Испанией, не говоря уже о Германии с Францией, могут оказаться не менее опасными, чем последствия «арабской весны» и гражданской войны в Сирии.

Нобелевский комитет от имени всех мировых правительств и всех людей доброй воли, которые не хотят нового глобального финансового кризиса, послал Евросоюзу недвусмысленный сигнал: ребята, сделайте, пожалуйста, как-то так, чтобы ваша экономическая политика не разорила миллиарды людей. В общем, получилась такая необычная страховая премия, по которой страховщик не заплатит в любом случае.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции