«Успех Сбербанка базируется на трех фундаментальных элементах нашей корпоративной культуры: обед, выходной и технический перерыв», — заявил Герман Греф. Что, он в самом деле так заявил? Ну как сказать… Вообще-то не «Сбербанка», а «Сбебранка». Мы, собственно, процитировали хулиганский твит @sbebrank, который регулирующие интернет-органы закрыли несколько дней назад. Согласитесь, если бегло прочитать twitter-адрес, сходство с подлинным адресом Сбербанка (а эта уважаемая кредитная организация тоже имеет свой аккаунт в Twitter) — что называется, «до степени смешения».

Банковские журналисты любили потешаться над записями там. С юмором ресурс делался. Вот несколько примеров — «Сбебранк» спрашивают, а он отвечает.

Некий студент потерял карту и сетует, что на ней — остатки стипендии, «должно хватить на пельмени». «С миру по нитке — пчелке сарафанчик», — то ли радуется «Сбебранк» тому, что карту студента зажилил, то ли студента поддерживает морально, мол, не тужи, хватит тебе пельменей.

Некий Павел Зырянов пишет: «А еще многие думают, что Сбербанк — это выгодно! Хрен! Самые низкие проценты для вкладчиков, и большая комиссия за разные операции!» Ответ поражает веселым цинизмом: «@PavelZyryanov, большое спасибо, что с пониманием относитесь к тому, что мы строим театр Надежды Бабкиной! $75 млн, как-никак».

Ну и так далее, в том же духе. Все это было бы весело, кабы на этот адрес не обращались реальные люди с реальными вопросами. Например: «Обошел весь район, банкомата нет!» В ответ «руководство» радуется, что клиент совершил променад — это же так полезно для здоровья. А бедолага думает, что его настоящий Сбербанк обидел.

Сайты несуществующих организаций — как шутка — появлялись в Сети уже давно. Скажем, сайт Барнаульского метро. В свое время пришлось подробно писать об этом. Создатели сайта просто весело проводили свободное от работы время, рассказывая, какие новые станции запущены в Барнауле. Как показало тогда наше расследование, в принципе, деньги на таком сайте делать можно — продавая трафик. Но все равно не получается.

Тут, однако, другое. Никто не спутает Барнаульское метро, скажем, с барнаульским трамваем. И никто не подумает, что авторы сайта таким образом косвенно смеются над барнаульским трамваем. Здесь особых-то сомнений нет — стрелы направлены именно против Сбербанка.

Кому и зачем это надо? «Это мог быть кто угодно — горничная, любовник-гомосексуалист…» — задумчиво говорил полицейский в фильме «Голый пистолет», осматривая труп гетеросексуального гражданина. Так и здесь: многих, многих раздражает Сбербанк, многие имеют на него зуб.

Выдвинем две версии. Одну коммерческую, другую некоммерческую. Начнем со второй. Уволенный сотрудник банка решил отомстить. И посвящает этому свое личное время. Он не может найти себе новую работу, по разным причинам, и времени у него много. Это первая версия, в которую я не очень верю.

Вторая заключается в том, что атаку против Сбербанка проплатили его враги. «Врагами» же — хотя это слишком мягкое слово — могут быть небольшие банки или сообщество банков, которым не нравится, что именно на ставки Сбербанка (и еще некоторых крупных банков, но «Сбер» тут идет первым) им приходится ориентироваться. А им трудно ориентироваться. В плане тех же кредитных ставок. Ставки существенно выше, чем у «Сбера», — будь готов к проверкам, санкциям, а с некоторых пор — и к повышенным отчислениям в АСВ.

Теперь, наконец-то, о том, почему было употреблено слово «проплаченные». На самом деле, в России сформировался рынок наемных блогеров. Известны и ставки: рядовой блогер получает где-то 50 рублей за пост. Но тут дело рук не рядового блогера — комменты, что называется, «доставляют». Если пост пишет известный блогер-десятитысячник, это стоит до 200 тыс. рублей. В данном случае работа может оцениваться по совокупности, 150—200 тыс. рублей в месяц. Деньги достаточно серьезные для физлица. Но совсем несущественные для какого-либо банка.

Зато какой эффект! Репутационные потери «Сбера» действительно велики. С малыми относительно затратами.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции