В Сети бродит очередная порция слухов о возможных гонениях российских властей на Интернет. На днях в своем твиттере Ксения Собчак написала, что в администрации президента обсуждали возможность запрета в России социальных сетей, зарегистрированных на зарубежных серверах. Ее слова подтвердил в своем твиттере один из самых информированных и авторитетных персонажей русского Интернета, медиадиректор компании SUP Media (владельца популярного блог-хостинга LiveJournal) Антон Носик. Он сообщил: «Тема закрытия ЖЖ обсуждалась в Совете Федерации».

Главная социальная сеть, сервер которой находится за пределами России, всем продвинутым россиянам хорошо известна. Называется она Facebook. Недавно один из ее основателей и генеральный директор Марк Цукерберг побывал в Москве и даже встретился с премьер-министром Дмитрием Медведевым. Но главной «фишкой» визита стала встреча Цукерберга со студентами МГУ, во время которой в главном вузе страны… отрубили Интернет. На всякий случай. О чем, естественно, почти сразу стало известно пользователям Facebook.

На данный момент в мире доподлинно известны шесть стран, блокирующих у себя доступ к Facebook: Китай (разумеется, за исключением своих более свободных территорий Гонконга, Тайваня и Макао), Вьетнам, Иран, Узбекистан, Пакистан и Бангладеш. Не правда ли, замечательная компания подобралась? То же самое делали и сирийские власти, но под давлением мирового сообщества отказались от такой практики. Смысл такой блокады тоже очевиден: борьба с распространением политической крамолы и координацией протестной активности.

Однако у искусственного ограничения крупнейших социальных сетей могут быть и скверные последствия для бизнеса. В том числе для банков. С одной стороны, сама Facebook не скрывает своих намерений стать чем-то вроде глобального интернет-банка. Его пользователи в ближайшем будущем смогут оплачивать свои счета, просматривать баланс, переводить денежные средства так же просто, как сейчас загружают свои фотки. С другой стороны, активно продвигают себя в соцсетях и сами российские банки. Этот процесс идет по нарастающей примерно с середины 2010 года. Причем именно Facebook стала для крупных отечественных банков приоритетом — по той простой причине, что именно там зарегистрированы более обеспеченные, социально активные и продвинутые люди.

Российские банки используют эту социальную сеть для приема жалоб и предложений клиентов, выкладывают проморолики с участием своих представителей, проводят развлекательные конкурсы, формируют в сети сообщества по интересам. Неслучайно у того же Сбербанка есть не только собственная страничка на ФБ, но и личная страница Германа Грефа. Более того, в середине июня 2012 года по крайней мере семь российских банков из топ-50 всерьез рассматривали возможность интеграции с соцсетями своего интернет-банкинга.

Применительно к банкам блокирование «иностранных» соцсетей будет означать попытки силой остановить естественный ход бизнеса. Стереть прогресс кнопкой Delete. Стрелять из автомата по радуге.

У нас слишком любят держать людей на коротком поводке, поэтому государству так не нравится удаленный доступ и анонимность, которую дают социальные сети. Хотя трудно себе представить нормальное развитие банковского бизнеса без соцсетей и все более «навороченного» интернет-банкинга. Впрочем, если в остальной жизни страны начинается триумфальное шествие пещерной дикости, почему в банках должно быть иначе?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции