Побывал я тут на «Валдайском клубе»… Всего несколько лет назад эта фраза звучала бы страшно круто и пафосно. Когда собрание клуба проходило собственно на Валдае, в резиденции президента страны, просто «побывать» там, не будучи допущенным в круг российской элиты, было невозможно. Теперь клуб стал своего рода франшизой, и вот в среду в Москве, в гостинице «Украина», можно было прикоснуться к мудрому и вечному даже не самым избранным. Что я и не замедлил сделать. Тем более что заседание вел глава Сбербанка Герман Греф. С Германом Оскаровичем мы не виделись лично с тех пор, как он ушел с поста министра экономического развития. Словом, даже вопрос так не стоял, ехать в «Украину» или нет.

Личное общение с главой ведущего российского банка, впрочем, не задалось. Для встречи выделили большой конференц-зал, где устроили деловой завтрак — впрочем, судя по сервировке столов, это был, скорее, обед. Пока гостей не было, журналисты ходили, облизывались, потом их оттуда попросили. Валдайский клуб, даже став разъездным, сохранил остатки элитарности. Так что с Грефом удалось лишь обменяться беглой улыбкой в коридоре — зато я успел отметить, что уход с поста министра сильно способствовал его свежести и физическому состоянию. Хорошо помню, каким он был замотанным в министерском кресле. Теперь посвежел, потому что, как сообщили его соратники, «у него теперь есть время заниматься собой». Прежде — по их же словам — ему «рук некогда было помыть».

Все те три часа, что я был в «Украине» и то слушал трансляцию открытой части делового завтрака, то допрашивал просочившихся из зала на предмет «что говорят», я гадал, кто вы, мистер Греф, теперь. Вы все-таки больше банкир или в душе остались министром экономики? Вопрос не так прост, и я его так до конца и не разрешил.

С одной стороны, четкое дежавю. Как Греф, будучи министром, модерировал заседания где-нибудь на Петербургском экономическом форуме, так он делает это и теперь. И если бы какому-то неосведомленному в российских делах человеку представить его как министра экономики, простак сроду бы не усомнился.

Ну сами посудите. Деловой завтрак начался с того, что публике представили два ролика. В них рассказывалось, какие вызовы стоят перед человечеством в целом. Многие из нынешних студентов, закончив обучение, обнаружат, что профессий, которым их обучали, больше нет. В то же время появятся новые профессии, которым сейчас никто не учит. Интернет-индустрия стала важнейшей из всех возможных индустрий. Пока вы смотрите этот ролик, в мире родилось столько-то детей, причем почти все в Китае. И так далее. Пожалуй, только качество роликов выдавало в них то, что делал их все-таки Сбербанк, а не министерство. В министерствах так не умеют. Это были типичные такие корпоративные ролики крупной, очень крупной компании. Дорогие это были ролики.

Затем министр — ой, описка вышла — глава Сбербанка представил на выбор девять тем, девять угроз и вызовов, и предложил проголосовать, на какие именно будем сегодня говорить. Публика выбрала — с гигантским отрывом победила тема «Неэффективность органов власти». Ну тоже, согласитесь, вопрос не уровня даже крупной компании. Государственный вопрос. И решался он по-государственному. Как удалось узнать от участников, дискутанты пришли к выводу, что экономическая модернизация невозможна без политической. Среди гостей был замечен руководитель ЦСР Михаил Дмитриев, у которого в портфеле лежало исследование, о чем в тот момент никто не знал, но вечером оно произвело эффект, простите за банальность, разорвавшейся бомбы. В исследовании, за которое заплатил Фонд Алексея Кудрина, доказывалось, что премьера Дмитрия Медведева надо снять, а Кудрина поставить. Чем не политическая модернизация? В общем, когда Греф показался в сопровождении экс-министра экономики Эльвиры Набиуллиной и министра нынешнего — Андрея Белоусова, понятно было, кто встанет в центре этой самой по себе чудесной компании и кто расположится по флангам. Греф и встал.

Но не все так просто, друзья мои. Когда Греф после заседания подошел к телекамерам, выяснилось, что он все-таки банкир. Его цитату уже расхватали все агентства, напомню суть. Он сказал, что нынешняя денежная политика никуда не годится. Что у банков проблемы с ликвидностью. Что они вынуждены кредитовать предприятия дорого. Что предприятия от этого стоят, и страну ждет экономический спад, если не переделать политику.

Вот что меня в этой цитате зацепило. Она типично банкирская — человек, который в теме и в бизнесе, критикует позицию регулятора. Но вот ведь какой нюанс. Мы хорошо помним, что Минфин с начала года явно и неявно выступает за сдерживание инфляции ценой замедления экономического роста. Зачем нам, дескать, рост, если будет высокая инфляция? К нему явно и неявно примыкают некоторые сотрудники (подчеркиваю, некоторые сотрудники ЦБ). А за рост ВВП ратует у нас Минэкономразвития.

Получается, что Греф поддержал позицию Минэкономразвития. Но — вот тут внимание! — вовсе не потому, что он некогда возглавлял это ведомство. А потому что он банкир. Выходит, что банкир — ведущий банкир в стране — не может поддержать позицию своих профильных и даже отчасти вышестоящих ведомств, Минфина и ЦБ. Не может, и все.

В этом есть большая правда. И не такая горькая для России. Курс Минфина на затягивание поясов ради пресловутой стабильности и во благо заначки тормозит развитие реального сектора. Российские банкиры оказываются на стороне реального сектора просто потому, что на другой стороне им ничего не светит. По мне, это дает нашему реальному сектору, а значит, экономике в целом хороший шанс. И если бы сейчас сформировать правительство из банкиров, вышла бы не Семибанкирщина, как во времена оны, а нечто вполне себе приличное.

Вот такие мысли посещали меня на выездном заседании Валдайского клуба. Расхристанные такие мысли, спорные. А что есть сейчас постоянного и прочного? Вот про того же Дмитриева: одни говорят, что исследование не Кудрин вовсе проплатил, а Навальный. Кстати, Греф когда-то стартовал в большую политику все из того же ЦСР. Вот такая, понимаешь, загогулина получается.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции