Осталось два месяца до вступления в силу последней части закона о национальной платежной системе. С 1 января вводится, казалось бы, новый порядок возвращения клиентам украденных с пластиковых карт денег. Банки будут обязаны возвращать клиентам потерянные средства и самостоятельно доказывать, что клиенты им не врут. Пока же ситуация противоположная. Судя по регулярным обсуждениям данного положения в СМИ и на всевозможных «карточных» конференциях, в следующем году банкиры ждут просто какого-то апокалипсиса.

На прошлой неделе депутат Госдумы Анатолий Аксаков совместно с Национальным платежным советом безуспешно попытался внести поправки в закон, касающиеся суммы и сроков возвращения держателям пластиковых карт незаконно списанных средств с карты. Идея поправок заключалась в том, чтобы установить минимальную сумму — 3 тыс. рублей, которую банкам предлагалось возвращать всем пострадавшим от мошенников клиентам. А все, что свыше этого порога, банки должны будут вернуть после выяснения всех обстоятельств произошедшего и признания клиента невиновным в данном инциденте. Но главная деталь предлагаемых изменений, на которую почему-то не обратили внимание, касалась даже не суммы, а именно сроков возвращения клиенту денег — 3 тыс. рублей незамедлительно после обращения клиента. И это вопрос действительно принципиальный, заслуживающий отдельного внимания.

Почему-то почти все СМИ при обсуждении данного закона пишут о том, что по новым правилам банки будут сначала возвращать клиентам деньги, а потом уже доказывать, что клиент неправ. И вот из-за этого резко возрастет мошенничество, и бедные банки пострадают. Но давайте внимательно почитаем статью 9 закона о национальной платежной системе. Там нигде не говорится, в какой срок после спорного списания возвращаются средства клиенту. Там лишь говорится о том, что банк обязан дать клиенту ответ по спорной трансакции за 30 или 60 дней в зависимости от типа трансакции. Всё! Но сроков никаких нет. Ответ — это еще не возврат средств. И ни о какой мгновенности речь в законе не идет. В случае если у банка подозрения в мошенничестве со стороны клиента, ему ничто не мешает вести расследование сколь угодно долго. Так что клиент не увидит денег на карте до тех пор, пока банк не удостоверится, что клиент не врет.

Зато к держателям карт закон предъявляет жесткое требование по поводу того, как быстро он должен уведомить банк о незаконном списании. Этот момент, в отличие от обязанности банков вернуть деньги клиенту, прописан четко и не подразумевает никаких иных толкований. Клиент должен сообщить в банк о спорной операции не позднее 24 часов после получения извещения от банка о ее проведении. Если клиент обратится в банк позже, банк имеет полное право отказать клиенту в возврате средств за операцию, совершенную якобы без его согласия. Хотя в той же Европе, например, у клиента есть 13 месяцев на оспаривание платежей.

Вот если бы ЦБ при подготовке данного законопроекта решился на указание точных сроков возврата средств на карту пострадавшим банковским клиентам, вот это тогда действительно было бы круто. Получился бы самый что ни на есть закон, защищающий потребителей и чреватый пусть и не апокалипсисом, но однозначным напряжением со стороны банков.

Так что давайте посмотрим на ситуацию трезво: с существующей редакцией закона апокалипсис в следующем году не наступит. Банки по-прежнему будут делать все возможное, чтобы затянуть процесс оспаривания спорных трансакций.

Конечно, никто пока точно не знает, сколько клиентов решится на мошенничество, пытаясь убедить банк в том, что они не проводили операцию по карте. Но лично мне кажется, что процент этих людей будет невелик. И аргумента в пользу этого два: крупным мошенникам такой способ заработка неинтересен, а мелкие жулики смогут провернуть подобный фокус со своим банком лишь один раз. Так что призываю банки активнее обмениваться между собой информацией о подозрительных клиентах. Второй и самый главный аргумент состоит в том, что уровень карточного мошенничества в России до сих пор находится на крайне низком уровне в сравнении с Европой и Америкой. У нас этот показатель настолько мал, что, по неофициальному мнению представителей всех вам известных международных платежных систем, в России как такового фрода в общем-то нет. Наш добросовестный ЦБ только в последние два месяца стал запрашивать у банков информацию по пластиковому мошенничеству, и, возможно, через какое-то время мы эту статистику наконец-то увидим. Думаю, что эти цифры держателей карт только порадуют. Или же, напротив, подстегнут банки поскорее мигрировать на чиповые карты, что опять-таки для рынка благо.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции