В России точно не стоит делать двух вещей — разрешать свободное ношение огнестрельного оружия и резко ограничивать оборот наличных денег. Во всем остальном мы вполне можем (а по-моему, и должны) копировать западные образцы демократии и свободного рынка.

Про причины сохранения запрета на стволы поговорим в другой раз и в другом месте. Собственно, их две — коррупция и количество потребляемого алкоголя. Почему же не стоит активничать в деле перевода расчетов из нала в безнал?

Россия действительно заметно отстает от ведущих экономик мира в безналичных расчетах. Их доля в платежном обороте, по данным на начало года, составляла лишь 10% против 45% в Канаде или 40% во Франции. Но российские монетарные власти до сих пор не считали это сколько-нибудь существенной проблемой для экономики, хотя время от времени и делали заявления о том, что нужно бы увеличить долю безнала в экономике.

В мае 2012 года в одном из первых интервью после переназначения в правительство Медведева министр финансов Антон Силуанов предложил сделать безналичные расчеты обязательными для крупных покупок стоимостью свыше 600 тыс. рублей, в том числе недвижимости и автомобилей. Тогда же он сообщил, что Минфин готовит законопроект об ограничении оборота наличных денежных средств. В частности, что по новому закону зарплаты могут перестать выдавать на руки, а будут перечислять по безналичному расчету. Необходимость такого закона финансовое ведомство связывало с улучшением собираемости налогов при доминировании безналичных расчетов. Закон Минфин обещал подготовить за лето. С тех пор об этом документе вроде ничего не слышно. Но осадок, как говорится, остался.

Пока объем денежной базы РФ в ее узком определении, он же денежный агрегат М0, отражающий объем наличных денег в обращении, продолжает устойчиво расти. По состоянию на 22 октября 2012 года (это пока самые свежие данные) он составил 7 трлн 266 млрд рублей, сообщил нам департамент внешних и общественных связей Банка России.

Первый заместитель председателя Банка России Георгий Лунтовский на конференции Ассоциации региональных банков России, посвященной наличному денежному обращению, весной этого года приводил данные, согласно которым в России за семь лет объем наличных денег в обращении вырос более чем в четыре раза. На начало 2012 года в России ходило 6,3 млрд банкнот и 51,1 млрд монет. Оборот наличных денег, проходящий через кассы структурных подразделений Банка России, на начало 2012-го составлял 18,1 трлн рублей и увеличился по сравнению с 2010 годом на 14,7%. Среднедневной оборот наличных денег в начале года достиг 72,9 млрд рублей, увеличившись по сравнению с тем же 2010-м на 15,2%. Однако объем наличных денег продолжает увеличиваться не только в России, но и в большинстве экономически развитых стран, что отмечал и Лунтовский.

Впрочем, довольно цифр.

Главная причина, по которой России не стоит стремиться резко ограничить наличные расчеты, — инфраструктурная. Конечно, можно было радоваться появлению банкоматов на той же Чукотке, которые в свое время под радостное улюлюканье СМИ завел Роман Абрамович. Но в стране с такими расстояниями и такими дорогами достаточного количества банкоматов для отказа от нала не появится еще долго. Как не появятся и способные принимать карты кассовые аппараты в каждом сельском магазине. Не бывает так, чтобы в стране с разваленной системой ЖКХ и направлениями вместо дорог в любой дыре можно было платить по безналу.

Однако кроме этой сугубо материальной причины есть еще и психологическая. В стране, где нет достаточной культуры своевременных наличных расчетов, не надо торопиться с безналичными. В России до сих пор немало предприятий с долгами по зарплатам. На днях разгорелся скандал с водителями Госдумы: фракция КПРФ заявила, что думским шоферам не платят вовремя даже их грошовые оклады. А теперь представьте, что после очередной голодовки или забастовки, какая, например, случилась в сентябре на уральском оборонном заводе «АМУР», где не платили зарплату несколько месяцев, людям раздают зарплатные карты вместо наличных. А там лимит на снятие или банкомат заклинило…

Так и до нового бунта недалеко. Я же предупреждал: ни в коем случае нельзя давать нашим людям право на свободное ношение оружия…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции