По данным Банка России, в стране в обращении находится 6,8 трлн рублей наличных денег. Это примерно 5,85 млрд банкнот и 53,2 млрд монет. При этом 75% монет приходится на номиналы меньше рубля. Несмотря на такой большой процент, в общей сложности вся эта менее чем рублевая мелочь стоит всего лишь 5,65 млрд рублей, или примерно по 40 рублей на жителя страны. Заметим, что большая часть «меди» лежит в банках и магазинах, а в кошельках мелких монет намного меньше.

Знаете, сколько весят эти 40 рублей в масштабах всего населения? Держитесь за стул: примерно 145 тыс. тонн, больше килограмма на каждого жителя страны, включая младенцев и гастарбайтеров. Я тоже сначала не поверил в столь большое число и несколько раз проверил свои расчеты. Все правильно: одних десятикопеечных монет в стране больше 20 млрд штук, что дает 41 тыс. тонн. Еще по 15 тыс. тонн с лишним — пяти- и пятидесятикопеечных монет и более 11 тыс. тонн — однокопеечных. Всего на мелочь номиналом менее 1 рубля приходится 83,3 тыс. тонн меди, латуни и никеля в наших кошельках, кассах магазинов и банковских хранилищах.

Итак, доля копеечных монет в общем количестве монет в стране, как было сказано выше, 75%. В общем весе мелкие монеты занимают 58%. Зато в общей стоимости всех монет их доля всего 9%, а в общей стоимости всех наличных денег — лишь 0,08%. А теперь представьте, что десятки тысяч тонн никому не нужного барахла надо регулярно производить, упаковывать, перевозить, охранять, пересчитывать… Каждая такая операция стоит денег, требует затрат ресурсов и усилий людей. Боюсь, что одного топлива на операции с медяками за год уходит больше, чем они стоят. Возникает законный вопрос: зачем возиться с мелкими монетами?

Россияне что-то покупают за копейки? Вряд ли. Даже если и найдется такой товар, его явно можно покупать и продавать «пучком» из нескольких штук. Цена выражена в рублях, но включает копейки? Но даже если цены всех таких товаров округлить вверх до ближайшего рубля, то потребители на этом потеряют максимум 30—50 рублей в месяц, то есть примерно цену чашки чая в дешевом заведении в Москве. Причем заметьте, я исходил из худшего варианта, в реальности цену части товаров продавцы наверняка округлят вниз, что сэкономит покупателям десяток-другой рублей в месяц. Разориться на таких потерях уж точно не получится.

При нынешнем уровне цен разменной монетой уже стал рубль. Одно- и двухрублевых монет достаточно, чтобы выдать практически любую небольшую сумму, более мелкие деньги не берут даже нищие в виде подаяния. Наименьшей монетой, к которой стоит относиться как к каким-никаким деньгам, пожалуй, уже стала десятирублевка. Тем не менее автомобили и железнодорожные составы продолжают пыхтеть по российским просторам, перевозя тысячи тонн «презренного металла» в буквальном значении этого словосочетания.

Центробанк в настоящее время активно лоббирует в Думе официальный отказ от чеканки одно- и пятикопеечных монет и рассчитывает в нынешнем году этого добиться. Но, скажем прямо, такая полумера даст очень слабый эффект: основная масса ненужных монет сосредоточена в гривенниках — 40% от общего количества и 29% от общего веса всех монет. Я считаю, что пришла пора окончательно отказаться от всех номиналов монет вплоть до 50 копеек включительно. На первом этапе реформы, пожалуй, можно оставить в обороте пятидесятикопеечные монеты, но в течение нескольких лет необходимо забыть и про них.

Зато стоит поставить вопрос о более активной чеканке 25-рублевых монет, а в дальнейшем — и 50-рублевых. В конце концов, 50 рублей — это всего лишь чуть больше 1 евро, но в еврозоне есть монета в 2 евро (81 рубль), в Чехии — 50 крон (тот же 81 рубль), в Норвегии — 20 крон (109 рублей), в Швейцарии — 5 франков (168 рублей). А цены на многие повседневные товары в России часто выше, чем в той же Чехии или Германии, то есть применение столь дорогим монетам найти можно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции