Нижняя палата парламента Узбекистана приняла закон, запрещающий государственным органам вмешиваться в управление частными банками. Исключение сделано для уполномоченных в финансовой сфере госорганов, которые могут (но не обязаны!) устанавливать квалификационные требования к кандидатурам на некоторые должности в частных банках. Кроме того, регуляторам позволено устанавливать обязательные для исполнения экономические нормативы и предельные размеры инвестиций частных банков, если эти инвестиции идут за счет заемных средств. При этом проверять частные кредитные организации можно не чаще чем раз в пять лет. А все противоречия и неясности местного финансового законодательства должны толковаться в пользу частных банков, в том числе и во время их проверок. Сейчас в банковскую систему Узбекистана входят 30 коммерческих банков. Частными считаются девять из них — там, где доля государства в уставном капитале меньше 50%.

Вернемся к нашим баранам, простите, банкирам. По данным на март 2012 года (более свежих, каюсь, не обнаружил), примерно 40% населения России вообще не имели банковских вкладов. Если представить себе, что остальные 60% (и речь идет обо всем населении, включая грудных младенцев) эти вклады имеют, в России получается около 85 млн вкладчиков. Порядка 60 млн россиян имеют кредиты. При этом в России, в отличие от того же Узбекистана, хотя формально есть очень крупные частные банки (у той же «Альфы» около 6 млн вкладчиков), на рынке явно доминируют госбанки. Именно в них сосредоточен основной объем вкладов, именно они выдают львиную долю кредитов. А насколько тот же владелец Альфа-Банка Михаил Фридман реально «независим» от государства, лучше всего свидетельствует судьба нефтяной компании «ТНК-ВР» — кому сказали ее продать, тому он и продал.

В России уже сейчас держателям депозитов в банках, входящих в систему страхования вкладов, гарантирован возврат 700 тыс. рублей. Теперь активно обсуждается идея увеличения этой суммы до миллиона.

Зачем, спрашивается, регулировать частные банки, если государство все равно регулирует государственные? А госбанки — становой хребет нашей банковской системы. Тем более что и крупнейшие частные банки по политическим причинам тоже являются у нас не вполне частными.

Гарантировать возврат банковских вкладов — примерно то же самое, что гарантия выигрыша в лотерее. Простите, вас никто не заставляет покупать лотерейный билет или открывать депозит. Разумеется, возразит экономически продвинутый читатель, но ведь государство хочет, чтобы деньги населения работали, а не лежали в домашних закромах. Так-то оно так. Однако лучший способ заставить деньги работать — сформировать нормальный инвестиционный климат, оградить население от произвола государства. И создать максимальное разнообразие финансовых инструментов. А вовсе не регулировать частников или гарантировать возврат вкладов.

Я по личным причинам очень обрадовался предвыборному обратному выкупу акций у населения госбанком ВТБ по распоряжению одного из кандидатов в президенты. Но ведь с точки зрения экономики и доверия населения к банкам это из ряда вон выходящий, прямо-таки вопиющий случай: люди должны понимать, что любые инвестиции, включая самый заурядный банковский депозит, — это всегда риск. И что любой кредит надо отдавать, а когда берешь его, хотя бы примерно представлять себе, когда и как ты будешь расплачиваться.

Скажу больше: ответственное финансовое поведение населения можно воспитать скорее банкротством частного банка «Витас», чем обратным выкупом акций государственного ВТБ.

Пусть частные банки привлекают вклады населения в свое удовольствие, на свой (и наш, клиентский) страх и риск. Хотят люди играть в финансовые пирамиды — пусть играют. Только монетарные власти должны однозначно сказать: это ваше личное дело, государство отвечать за результаты ваших игр не будет.

Частные банки имеет смысл и даже необходимо регулировать там, где их много и где они действительно имеют достаточную степень свободы от государства. Россия, на мой взгляд, к таким странам не относится.

Мнение автора может не совпадать с мнение редакции