Ситуация вокруг снижения накопительной части пенсионных сборов из стадии академического обсуждения и подковерной борьбы чиновников перешла в стадию легкой паники и истерики среди участников биржевых торгов. На рынке зреет заговор: некоторые владельцы и менеджеры инвестиционных компаний в подзамочной дискуссии в известной социальной сети призывают коллег устроить забастовку — демонстративно не торговать на бирже в течение одного торгового дня. Мне удалось поучаствовать в этой дискуссии, но имена и названия компаний, пожалуй, выносить на общий суд не стану. Полагаю, сейчас в людях говорят эмоции, и уже через несколько дней им самим будет стыдно читать то, что было понаписано в последние дни. Тем не менее реакция финансового сообщества (пусть и в лице его отдельных представителей) показательна.

Речь идет о том, что уже со следующего года может быть снижена доля пенсионных взносов, идущая на инвестиции («накопительная часть»), то есть на будущие пенсии нынешних работников. Общий размер взносов при этом не уменьшится: освободившиеся деньги пойдут на снижение существующего дефицита пенсионного фонда.

Неприятные ощущения в районе кармана возникли у финансистов потому, что средства из накопительной части пенсий идут на российский фондовый рынок. В основном в гособлигации, но какая-то их часть размазывается и по всему остальному рынку, включая акции. Степень влияния пенсионных денег на котировки ценных бумаг — вопрос дискуссионный, но в любом случае это весьма солидный денежный поток: порядка 580 млрд рублей на вход и 260 млрд рублей на выход в следующем году. Он обслуживается различными государственными, окологосударственными и частными финансовыми компаниями, принося им существенный доход.

В том, что страдания финансистов вызваны перспективой потерять приличные прибыли, признаются немногие, да и то как-то сквозь зубы. В основном вслух говорится о потере «длинных» денег, остро необходимых нашему несчастному рынку, о подрыве усилий по построению Международного финансового центра и прочих прекрасных высоких материях.

Финансисты совершенно справедливо замечают, что «накопительные» пенсионные деньги во всем мире инвестируются обычно на годы и десятки лет, что они — основа рынка облигаций и акций, что именно пенсионные фонды и управляющие компании, контролирующие оборот пенсионных средств, стабилизируют биржевые торги. Все это в той или иной степени правильно. Консервативные пенсионные деньги — это не средства хедж-фондов, их не гоняют сотни раз в день туда-сюда с помощью высокочастотной торговли. Без них на бирже было бы намного веселее и опаснее.

Проблема в другом. Те деньги, что уплывают сейчас из карманов финансистов, поступают в эти карманы не добровольно. Государство силой отбирает 6% зарплаты у работающих людей, ничего не гарантируя взамен. Если повезет, деньги случайно окажутся в руках относительно честного управляющего в удачный момент — в начале экономического цикла, что приведет к некоторому небольшому доходу сверх инфляции. Если не повезет, то вместо 100 рублей сейчас человеку вернется 80 рублей (в сопоставимых ценах) через 20 лет. Или еще меньше.

Зато ребята в костюмах совершенно точно получат на этих — чужих — деньгах свой гарантированный профит, причем получать они его будут и сейчас, и через год, и через 10 лет. Не переставая вещать о важности российского фондового рынка, необходимости его стабилизации, высокой потенциальной доходности инвестиций будущих пенсионеров и наличии рисков, из-за которых рабочий человек совершенно законно и честно потеряет отнятые у него силой деньги.

Теперь же поток халявы может резко обмелеть. Печально и обидно — ребят вполне можно понять. Ведь для того, чтобы убедить людей добровольно делать долгосрочные инвестиции, регулярно отдавая часть своей зарплаты управляющим, эти управляющие должны ужом вертеться, показывая хорошую доходность в течение многих лет. Да и то при условии, что человек вообще захочет что-то кому-то отдавать, а не будет инвестировать сам — хоть в акции, хоть во вклады, хоть в детей, хоть в золотые монеты, зарытые в огороде.

Сейчас же рабочий человек лишь формально имеет возможность выбора управляющего, реально же почти ничего сделать не может: у всех фондов и УК, по сути, одинаковая инвестиционная декларация (спасибо государству, ограничившему список активов для инвестиций); в крупных компаниях начальство заставляет переводить деньги в «карманные» фонды; а использовать средства по своему усмотрению или не использовать вообще нельзя.

В общем, финансистам деваться некуда — только бастовать и возмущаться. Вариант «лучше работать», очевидно, не рассматривается.

P. S. «Когда верстался номер» (с) стало известно, что решение по накопительной части пенсионных взносов отложено на год. Принципиально ничего не меняется: управляющие компании получили лишь отсрочку, которая позволит им еще год крутить наши деньги без нашего на то разрешения. Порадуемся же за них и пожелаем творческих успехов в этом нелегком труде.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции