Многие недолюбливают банкиров. А зря. От банкиров много пользы. Собирают, аки пчелы, депозиты, превращают их в кредиты и усердно удобряют кредитом почву экономики.

Есть от банкиров и другая, не менее существенная польза. Выполняя свою основную функцию, банки вынужденно осуществляют селекцию предприятий: отбирают кредитоспособные предприятия с хорошими финансовыми показателями и дают им кредиты. Благодаря финансовой «подкормке» предприятия активнее растут, становятся более конкурентоспособными. Если же селекция затруднена, то и эффективность экономики снижается — «сорняки» поливаются так же, как и «полезные растения».

Эта селекция — хорошее подспорье для дарвиновского отбора, основным механизмом которого в экономике является конкуренция. Таким образом, банки способствуют повышению эффективности экономики.

Информация о том, что предприятие получило крупный кредит банка, является позитивным фактором для акций этого предприятия — рынок узнал о том, что банк диагностировал предприятие и нашел его достойным доверия.

У банковской селекции есть ряд проблем. Первая — кредитование связанных сторон. Банк в первую очередь будет кредитовать бизнес собственников банка. Вторая проблема — непрозрачность. Третья — искажение информации. Понятно, что селекцию предприятий крайне сложно осуществлять, когда они скрывают и фальсифицируют отчетность. Четвертая проблема — коррупция. Если сотрудники банка, ответственные за отбор заемщиков, готовы за откат закрывать глаза на фальсификацию информации, то пиши пропало.

Всякого рода искажения информации повышают риски банка и тем самым стоимость кредита. Неспособность осуществлять селекцию между качественными и некачественными заемщиками ведет к тому, что и те, и другие получают кредиты по одной цене. Серьезная проблема, с которой банки сталкиваются при селекции, — adverse selection (буквально «неблагоприятный отбор», о котором я писал в колонке «Неблагоприятный отбор в банках»). Если банкир не способен различать качество заемщиков, то он предлагает всем заемщикам одну ставку — выше той, которую он мог бы предложить «высококачественным» заемщикам, и ниже той, которую он мог бы предложить «низкокачественным». Следовательно, спрос «высококачественных» заемщиков на кредит оказывается ниже, а спрос «низкокачественных» заемщиков — выше, когда их дифференциация невозможна. Таким образом, банковский кредит и экономика в целом оказываются менее эффективны в случае затрудненной селекции заемщиков.

Госбанки плохо справляются с функцией селекции, ведь то, какие предприятия или отрасли кредитовать, могут решать не они, а государство. Точнее, чиновники — часто своекорыстные, коррумпированные и некомпетентные.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции