26 ноября Forbes опубликовал ежегодный рейтинг зарплат руководителей российских компаний за прошлый год. Этот рейтинг предсказуемо возглавили топ-менеджеры российских нефтегазовых компаний, а также крупнейших коммерческих банков и предприятий тяжелой индустрии. Считались средние зарплаты, суммы компенсаций, выплаченных топ-менеджерам в 2012 году по итогам 2011-го, а также анализировались данные о том, насколько изменились выплаты по сравнению с предыдущим годом.

Фиксированные зарплаты генеральных директоров в нефтегазовых компаниях, лидирующих в рейтинге, составили в 2012 году от 600 тыс. до 6 млн долларов, средняя компенсация — 3,2 млн, максимальная — 10 млн. Второе место заняли руководители коммерческих банков с зарплатами от 150 тыс. до 2,5 млн долларов в год и средней компенсацией 1,85 млн долларов. Зарплата топ-менеджеров в тяжелой индустрии — от 280 тыс. до 5 млн долларов при средней компенсации 1,77 млн. В десятке «богатеньких буратино» отечественного топ-менеджмента фигурируют также руководители инвестиционных банков, торговых сетей, производителей потребительских товаров, телекоммуникационных, строительных и девелоперских, страховых и фармацевтических компаний.

Некоторые детали этого рейтинга, в частности размеры денежных вознаграждений руководителей ВТБ и Сбербанка, были обнародованы заранее и вызвали довольно бурную реакцию в самих этих кредитных организациях. Хотя трудно себе представить, что известие о том, будто бы глава ВТБ Андрей Костин заработал в 2011 году 30 млн долларов, а его коллега из Сбербанка Герман Греф — 15 млн, способно привести к сколько-нибудь заметному оттоку клиентов из двух крупнейших банков страны или возмутить их контрагентов — юридических лиц. На самом деле всякое опровержение этих цифр без раскрытия «истинных» доходов (если представить себе, что Forbes сильно преувеличил благосостояние командиров российского банковского бизнеса) выглядит совершенно нелепо. Для России, где средняя начисленная зарплата в 2011 году составила 23 693 рубля в месяц, что 30 млн долларов годового дохода, что 3 млн — одинаково астрономические суммы из области ненаучной фантастики. Их можно только воображать, как марсианина у себя в квартире.

Разумеется, такая информация не добавляет любви населения к банковскому сообществу. Но отношения банков и клиентов — все равно всегда любовь за деньги. Правда, в отличие от проституции, на разных стадиях этой любви платят оба партнера. «Если вы идете на вечеринку сейчас и вас спрашивают, чем вы занимаетесь, а вы отвечаете, что вы банкир, люди сразу же замолкают», — горько пошутил в минувшую пятницу на международной конференции крупнейших банков мира во Франкфурте председатель правления Deutsche Bank Аншу Джейн. Прямо самые несчастные люди в мире эти банкиры — переизбыток денег приводит к дефициту любви. Я по этому поводу сразу вспомнил анекдот: «Почему евреи не болеют СПИДом? — Потому что их никто не любит».

Мы, возможно, как никто в мире обожаем считать деньги в чужом кармане. Но при всей бытовой ненависти к богатым мало кто из россиян сомневается в надежности тех же Сбербанка и ВТБ. К тому же миллионы наших сограждан по-прежнему признают только одну формулу финансового поведения — «на халяву и уксус сладкий». Поэтому до сих пор некоторые очень мелкие российские банки с крайне странной структурой собственности до поры до времени не имеют проблем с вкладчиками — аккурат до момента внезапного банкротства.

Разумеется, найдутся среди россиян люди, которые искренне порадовались бы разорению крупнейших российских банкиров или злобно шипят от зависти, читая об их нынешних баснословных доходах. Но на банковскую систему в целом и доверие граждан к банкам это влияет не больше, чем прогноз погоды на курс доллара.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции