В последнее время как-то особенно часто бросаются в глаза новости, связанные с налогами. И, ясное дело, новостные ленты рассказывают не об очередном снижении налогового бремени. Наоборот, какое упоминание слова «налог» ни возьми, везде написана расстраивающая пакость.

То обсуждается введение единого налога на процентные доходы, то прогнозируется появление новых налогов на роскошь, то сообщается, что иностранные банки — вовсе не банки в российском понимании этого слова, поэтому с доходов по тамошним депозитам налоговые резиденты России должны платить 13% и не жужжать, а то еще хуже будет. Страховые взносы с предпринимателей повышают. Акцизы, опять же, вроде бы поднимают. К налогам на дивиденды внимательно присматриваются. Налог на недвижимость собираются брать с рыночной цены. И хотя по большей части непосредственно меня это — как пока кажется — не касается, но уже начинает всерьез напрягать. Еще немного — и эти бандиты в дорогих пиджаках доберутся и до моего не слишком глубокого кармана. Все-таки и доходы повыше среднего, и зарегистрирован как предприниматель, и занятия какие-то мутные — тексты пишу, а не заготовку на станке сверлю. А уж про вклады за границей и говорить нечего. То есть вдвойне, если не втройне враг трудового народа. Неуютненько, прямо скажем.

В далекие времена разгула демократии и свободного рынка в России налоги в целом проблемой не были. Подавляющая часть населения зарабатывала мало и «в черную», собственность имела копеечную, брать по большому счету с населения было нечего. А те, чьи доходы и собственность представляли интерес для государства, умели «договариваться», да и капиталы держали на выгодных островах и тоже от налогового гнета сильно не страдали.

Потом — в «нефтяные» 2000-е — доходы простых людей начали быстро расти, собственность — дорожать, но плоская шкала НДФЛ и крайне щадящие налоги на малый и микробизнес отторжения у населения не вызывали. К тому же благосостояние росло такими темпами, что налоги за ним просто не поспевали. В итоге в России вырос целый класс граждан с почти западным и вполне западным уровнем дохода и накопленным состоянием (в основном в виде квартир, дач, машин и банковских вкладов). При этом, в отличие от иностранцев, относящихся к той же социальной прослойке, многие из этих людей ни разу в жизни всерьез не задумались о том, сколько они платят государству за счастье жить в такой замечательной стране, как Россия.

И вот — новый поворот. Аппетиты чиновников и приближенного к ним «бизнеса» — как государственные, так и частные — растут теми же, если не еще более быстрыми темпами, что и в 2000-е, но экономика резко затормозила. Нефть по 100 долларов за баррель уже не спасает, газ дешевеет, никеля на всех не хватает. А других источников налоговых поступлений за 20 лет условно рыночной экономики создать так и не удалось.

Впрочем, вру: за это время появился еще один источник — тот самый средний класс, о необходимости появления которого говорили все кому не лень. Люди с семизначным годовым семейным доходом (в рублях), квартирой стоимостью в несколько таких доходов (за которую как раз выплатили ипотеку), приличной машиной и неплохим вкладом в банке на черный день. Грамотные востребованные специалисты, мелкие и средние предприниматели, частные инвесторы, эффективные, извините за выражение, менеджеры, квалифицированные рабочие и прочие подобные граждане, которых государство до сих пор, будем откровенны, особо не обижало. Теперь пришло их время раскошелиться на 20-триллионную военную программу, многотриллионный дефицит Пенсионного фонда (да, он покрывается из бюджета, то есть налогов, если кто не знал), представительские машины для региональных боссов и прочие очень нужные государственные расходы.

Конечно, основным источником поступления денег для государства остаются сырьевые монстры и крупный бизнес, но некоторые «кассовые разрывы» придется закрывать за счет поднакопившего жирок населения. Считайте, что это дело уже решенное: теперь каждый год мы будем узнавать о новых и новых инициативах любимых руководителей по повышению социальной справедливости в российском обществе и исправлению отдельных искривлений налоговой политики, допущенных в предыдущее десятилетие. Проще говоря, налоги, акцизы и различные прямые и косвенные государственные поборы будут расти. Причем весьма быстро.

Для российского среднего класса такие перемены будут означать серьезные изменения в финансовом поведении. Понятие «личное налоговое планирование» перестанет ассоциироваться с олигархами; сравнение налоговых режимов BVI и Гернси окажется крайне интересной темой для глянцевых журналов; в хипстерских кофейнях заговорят о том, как сначала обойти таможню, а потом не заплатить налог на роскошь при покупке седьмого iPhone в США.

Там, где возникают проблемы (а налоги уже скоро станут проблемой), появляются решатели этих проблем. Мы стоим на пороге открытия нового для России, но весьма развитого на Западе рынка личного налогового консультирования, а также еще более интересного рынка отмывания денег для нормальных и в целом законопослушных людей. Налоги неизбежны, как смерть, уклонение от налогов — неизбежно точно так же. А если вспомнить о традиционной российской смекалке и креативности среднего класса, то можно уверенно сказать, что способы избежания излишней налоговой нагрузки будут найдены.

Но это чревато новыми проблемами. Государство российское — слишком жадное, тупое и агрессивное, чтобы честно соревноваться со средним классом в изобретательности. Его ответ может оказаться уж очень несимметричным — как по силе, так и по направлению удара. Вероятно, именно это соображение заставляет уже сейчас — когда налоговые тучи только начинают сгущаться — чувствовать определенное напряжение в районе кошелька.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции