Проект закона о финансовом омбудсмене явно недоработан. Мотив государства понятен — разгрузить суды от вала исков граждан к финансовым организациям, который еще более возрастет после принятия закона о потребительском кредитовании. Однако в предлагаемом законопроекте служба финансовых уполномоченных может превратиться в очередную кормушку для чиновников. Хотели как лучше, получилось как всегда.

В понедельник на сайте Минфина появился проект закона о финансовом омбудсмене. Называется документ «О финансовом уполномоченном по правам потребителей услуг финансовых организаций».

Дело, конечно, благое — снизить для физических лиц барьеры доступа к правовым процедурам в конфликтных ситуациях с финансовыми организациями. Понятно, что судебные процедуры затратны и по деньгам, и по времени, да и силы существенно неравны: с одной стороны, богатые банки и страховые компании с армиями юристов, с другой — бедные люди, что в условиях коррумпированного государства существенно снижает шансы граждан на справедливое решение.

Поэтому институт финансового омбудсмена был бы неплохим подспорьем для снижения остроты социальной напряженности, возникающей из-за конфликтов в финансовой сфере. Тем более физические лица становятся постоянными жертвами этих конфликтов. Денежные затраты физлиц в рамках данного законопроекта сокращаются до нуля — для них услуги омбудсмена будут бесплатными.

Однако, как известно, дорога в ад вымощена благими намерениями, а черт прячется в деталях. Каким образом будет финансироваться служба финансовых уполномоченных? Основной источник — годовые обязательные платежи кредитных и страховых организаций. Годовой обязательный платеж будет составлять 500 тыс. рублей для банков из списка топ-30 и 100 тыс. — для остальных кредитных организаций, 300 тыс. — для топ-20 страховых компаний и 50 тыс. — для остальных страховщиков.

Возникает закономерный вопрос: почему корпоративные банки должны финансировать деятельность службы, которая занимается разрешением споров между физлицами и финансовыми организациями? Аналогичный вопрос можно задать и в отношении страховых организаций, специализирующихся на корпоративном страховании.

Кроме того, для маленьких банков из регионов 100 тыс. рублей — не такая уж мелкая сумма. По существу, финансовые организации облагаются дополнительным налогом. Между тем государство планирует отделаться весьма скромно — имущественным взносом в размере 100 тыс. рублей.

Способ снижения уровня абсурдности данного законопроекта — установить планку по розничным продуктам или числу обслуживаемых физлиц, по достижении которой финансовая организация становится «членом клуба». И, кроме того, ввести более тонкую градацию по размеру взносов в зависимости от совокупного размера розничных продуктов и числа обслуживаемых физлиц. Понятно, что основными клиентами службы омбудсмена будут лидеры розничного беззалогового кредитования.

Сугубо на добровольной основе вопрос не решить. Тем более что уже несколько лет институт финансового омбудсмена существует именно на добровольной основе и без каких-то особых успехов. Но и принудительно решать вопрос надо с умом.

Сомнителен и предлагаемый способ формирования руководящего органа службы финансовых уполномоченных — совета. Проект закона предполагает назначение его членов правительством РФ. Забавно, львиную долю платят финансовые организации, но они могут лишь высказывать свои пожелания по формированию совета. У финансовых организаций могла бы быть какая-то квота в этом совете. Если банкиров и страховщиков будут судить чиновники, то ничего доброго из этого не выйдет.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции