Если в любых мелких проблемах банков виноват менеджмент, то в любых крупных — владельцы. Даже когда они являются заведомо проигравшей стороной (то есть не получили никакой выгоды от проблем своего банка — как, например, в случае с Жеромом Кервьелем из Societe Generale), все равно их вина очевидна, потому что — не усмотрели. В конце концов, штраф за разбитое ребенком окно платят родители.

Поэтому Банк России, который устами зампреда Михаила Сухова объявил о намерении не только проверять финансовое состояние владельцев банка, но и наказывать их в случае неудовлетворительных результатов этой проверки лишением рычагов влияния на банк, наверное, прав. Из курса школьной физики известно, что если из одного из двух сообщающихся сосудов вдруг начала испаряться жидкость, то второй тоже скоро покажет дно. Поэтому лучше сразу перекрыть кран во избежание ненужных потерь. Это вполне логичное завершение многолетних попыток регулятора приобрести рычаги влияния на тех собственников банков (начавшихся с выявления этих самых собственников), чья недобросовестность становилась причиной громких скандалов и банкротств как во время кризисов, так и в «межсезонье».

Но, не ставя под сомнения чистоту намерений Банка России, хочется указать на определенный изъян в логике авторов начинания. Или, скорее, на издержки инициативы. Ведь если в одном случае опасения, что оказавшийся в стесненной ситуации владелец будет тянуть из своего актива соки, ставя под удар средства клиентов, будут оправданны и перекрытие каналов контроля предотвратит банкротство, то в другой раз потеря рычагов помешает материнской организации «снять с себя последнюю рубаху», чтобы повысить устойчивость банка. Дело здесь, конечно, не в том, что регулятор не позволит провести владельцу докапитализацию. Просто есть опасность, что, лишившись влияния на принимаемые менеджментом решения, акционер посчитает банк «отрезанным ломтем», который недостоин каких-либо трудов или поддержки.

Есть и еще одно обстоятельство, которое может перечеркнуть благие намерения Банка России. В случае введения новой нормы — а тем более облечения ее в форму закона — контролирующему акционеру при возникновении у него малейших признаков проблем будет выгоднее сразу начать вывод активов из банка, чем ждать, когда его лишат возможности это сделать. И если при существующих порядках у дочернего банка есть надежда на то, что проблемы владельца обойдут его стороной, то при реализации инициативы ЦБ такого шанса не будет.

Конечно, такой сценарий будет возможен только при явной недобросовестности акционера и условии, что Банк России получит возможность оперативно оценить его финансовое состояние. Кроме того, акционер должен будет найти возможность быстро обойти все нормативные рогатки. Но кого в России это когда-нибудь останавливало? Здесь даже физические законы меняются, если это кому-то выгодно. А обеспечить сверхпроводимость в финансовом канале, соединяющем банк с материнской организацией, под силу любому владельцу, пока он еще таковым является.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции