Всегда считал, что чем больше выбор, тем лучше. Многообразие позволяет не только лучше удовлетворить потребителя, но и ему самому лучше понять свои потребности. Классика рекламы и маркетинга: в крупных скоплениях магазинов торговля идет веселее, чем в отдельных торговых точках. Но это если выбирать между хорошим и очень хорошим.

Недавняя инициатива НАУМИР по созданию региональных банков — нового института кредитных организаций с ограниченным набором продуктов и сниженными нормативными требованиями — не очень хорошо вписывается в концепцию «полезного выбора». Предполагается, что региональные банки смогут принимать депозиты, выдавать кредиты и будут лишены прав на проведение трансграничных операций и работу с драгоценными металлами. При этом, очевидно, клиентами таких банков в равной степени смогут стать как физические, так и юридические лица — логичный шаг, если учитывать, что основную массу организаций нового института должны составить банки-неудачники, которые не смогут к 2015 году привести свой капитал в соответствие с новыми требованиями (300 млн рублей).

Идея хороша тем, что оставляет шансы на существование небольшим банкам, которые не в состоянии ни продаться, ни нарастить капитал до необходимого объема. Впрочем, на этом плюсы и заканчиваются. На создание нового института потребуется масса бумажной работы — принятие законов, нормативных актов, создание регуляторов со своими штатами (очевидно, в структуре ЦБ, но все равно). При этом более чем вероятно, что новые банки не смогут найти свою нишу в кредитовании. Составить конкуренцию полноценным банкам они не смогут, так как деньги для них будут обходиться дороже. Это значит, что региональные банки будут вынуждены привлекать деньги от населения и организаций по завышенным ставкам. Соответственно, и кредиты выдавать дорогие — той категории клиентов, которым обычные банки уже не дают. Но на этой ниве уже успешно работают микрофинансовые организации.

Обычно еще сторонники мелких кредитных контор любят вспоминать про позитивный опыт США, где «в одном строю» работают национальные банки и банки штатов числом несколько тысяч. Но этот опыт неприменим в России, так как американским банкам изначально было запрещено иметь филиалы. В таких условиях создавались неограниченные возможности для роста количества мелких кредитных организаций. В России же, где все сливки в регионах собирает «социально ориентированный» Сбербанк с его 17 тыс. подразделений, такая бизнес-идея обречена на провал.

Впрочем, все аргументы были высказаны давно, так как консолидировать российскую банковскую систему власти пытаются уже не первый десяток лет. Единственный свежий вопрос, который может возникнуть, — почему с инициативой создания региональный банков выступил микрофинансовый центр? Разве для того, чтобы иметь дополнительную прослойку между МФО и крупными банками. Чтобы мегарегулятору было кем заняться долгими зимними вечерами.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции