Отпуск — прекрасное время, чтобы предаться чтению. Тем более что одна книга меня дожидалась уже пару месяцев. На Новый год Сбербанк прислал в подарок фолиант со скромным названием «Слон на танцполе. Как Герман Греф и его команда учат Сбербанк танцевать». Жанр произведения обозначен тут же на обложке: документальный экономический триллер о самой масштабной реформе в истории российского менеджмента.

Начинается книжка довольно занятно, даже с некой претензией на смелость высказываний. Причем если фамилия Грефа сопровождается исключительно эпитетами: либерал, неутомимый реформатор и т. п., то с другими топ-менеджерами автор не церемонился. Больше всех досталось зампреду Белле Златкис, которой в первом абзаце первой же главы выпала честь не спать всю ночь. «На нее это было совсем не похоже. Обычно, что бы ни творилось на работе, нервная система позволяла ей засыпать раньше, чем голова касалась подушки». Златкис всю ночь провела на кухне, «впустив в себя никотина больше, чем за последний месяц… а наутро был наблюдательный совет Сбербанка, где примут отставку Казьмина». Итак, Казьмина — на «Почту», Грефу — «Сбер». Всеобщее недовольство, ропот, замешательство… И понеслось.

На 230 страницах автор попытался проанализировать, что же Греф нареформировал за пять лет и зачем это вообще надо было. Из книги мы узнаем, что Герман Оскарович очень любит читать. В месяц он читает хотя бы одну деловую книжку и заставляет читать своих сотрудников, чтобы те могли разговаривать с боссом на одном языке. Именно страсть к чтению, амбиции и отсутствие финансового образования позволили Грефу взглянуть на и так прибыльный Госбанк под другим углом и осмелиться на масштабные реформы. Источником вдохновения стал опыт Toyota. На японский манер в банке повсюду искали «муду», создавали lean-лаборатории. В общем, инновационными методами пытались повысить производительность труда. Менеджмент пытался проанализировать каждую проводимую сотрудником операцию с точки зрения эффективности. К 2014 году банк обещает повысить производительность сотрудников аж на 50%, а доходы банка — втрое, прописано в его стратегии.

Из книжек в банк также пришло увлечение краудсорсингом. Правда, в книге не сказано, к чему это банк привело. Увлекался Греф и новинками в психологии. В банке даже нашли место дорогущему НЛП-тренеру. О результатах его работы в книге тоже умалчивается. И примеров подобных дорогих менеджерских игрушек в книге масса. Оттого от первых 50 страниц книги захватывает дух. Ну ничего себе, круто… однако потом от описания этих ноу-хау без конкретных полезных деталей и, самое главное, результата их внедрения становится скучно и однообразно.

Кстати, среди ряда проектов вскользь упоминаются и такие неоднозначные достижения, как универсальная электронная карта, покупка Volksbank и «Тройки Диалог». Видимо, под конец работы над книгой автор уже просто подустал от описания непрерывных побед, и критическое восприятие притупилось.

Впрочем, последний абзац неожиданно ставит все на свои места. Автор открывает читателю тайну: пока еще непонятно, удастся ли Сбербанку справиться с очередями, научить сотрудников любить и понимать клиента, отвоевать место на олимпе крупнейших банков мира. Но заслуживает уважения одна только попытка изменить ход истории крупнейшего национального банка.

Да, пожалуй что так. Вопрос только цены изменений. Сбербанк сегодня — действительно полигон для испытания менеджерских новаций. Остальные российские компании об этом могут только мечтать. О стоимости большинства нововведений, мировых консультантов и других фенечек в книге тактично умалчивается. Правда, раз пять при этом подчеркивается, что доходы топ-менеджмента весьма скромны в сравнении с коллегами из других банков.

Удивительно все же другое: можно ли потом куда-нибудь в России применить данный управленческий опыт? Или это лишь очередной кейс для Сколково? Ведь, помимо практически неисчерпаемых финансовых ресурсов, у Грефа еще и колоссальная свобода действий. В ходе реформ банк в общей сложности сократит к 2014 году 60 тыс. человек! Представляете, какая реакция была бы у профсоюза, если бы какой-нибудь европейский банк предложил нечто подобное? Да и, кстати, Казьмину подобных вольностей на «Почте» сделать не дали, как не дали и денег на необходимые реформы.

Так раз у Грефа такой карт-бланш властей, то, может, взяться за более трудную задачу — за «Почту», например?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции