В понедельник, 4 марта, Дмитрий Медведев собрал в Горках экономический блок правительства, главу ЦБ и глав крупнейших банков, чтобы поделиться наболевшим и рассказать о бедственном положении несырьевого сектора экономики, страдающего от безденежья и потому медленно растущего. Если добывающие отрасли, говорил премьер, а также транспорт и связь еще как-то сводят концы с концами (то есть им есть у кого «перехватить денег до получки»), то обрабатывающие производства, сельское и лесное хозяйство демонстрируют негативную динамику кредитования. Это, по словам Дмитрия Медведева, «не может нас не настораживать».

В качестве причины такого вопиющего положения Медведев назвал высокую цену кредитных средств, неприемлемую для корпоративных заемщиков. При этом на кредитовании физических лиц, по признанию Медведева, эта высокая цена как бы и не сказывается — если объем кредитов корпоративным заемщикам в прошлом году вырос на 12,4%, то портфель физлиц — на 39,4%. Дисбаланс, в общем.

Кто по версии правительства виноват в таких итогах прошлого года — вопрос риторический. Во-первых, инвестиционный климат, на который у нас по привычке списывают всё, а во-вторых, чрезмерно жесткая денежно-кредитная политика, не позволяющая банкам снижать ставки. Оргвыводов, правда, никаких делать не стали ни для климата, ни для ЦБ — совещание, к счастью, было плановым и потому не предусматривало решительных мер.

Между тем «крайних» можно вычислить достаточно легко, было бы желание. Статистика ЦБ за прошлый год действительно показывает, что совокупный портфель корпоративных кредитов в российских банках рос в прошлом году в три раза медленнее кредитов физлицам. Но статистика эта лукавая, потому что весь дисбаланс целиком «сделан» первой пятеркой крупнейших банков — Сбербанком, ВТБ, Газпромбанком, Россельхозбанком и ВТБ 24. У этой «пятерки» портфель потребкредитов вырос на 75,6%, а объем средств, размещенных в нефинансовых организациях, — на 10,2%. Даже в абсолютных цифрах розничные портфели «крупняка» выросли на большую сумму, несмотря на то что их объем все еще в три раза уступает корпоративным кредитам (3,7 трлн рублей против 11,7 трлн).

Учитывая же, что активы флагманов банковской системы составляют примерно половину активов всех кредитных организаций, не будет преувеличением сказать, что без них ситуация развернется на 180 градусов. Во всяком случае, если очистить статистику системы от данных первой «пятерки», никакого дисбаланса не останется. Окажется, что остальные 950 банков в прошлом году увеличили совокупный розничный портфель на 17,2%, а портфель кредитов нефинансовым организациям — на 18,3%. То есть все-таки в приоритетном порядке кредитовали промышленность (так и хочется написать — «согласно рекомендациям партии и правительства и вопреки жесткой денежно-кредитной политике»).

Если же добавить к этому, что за IV квартал года рост корпоративного портфеля тор-5 оказался равен нулю, то неудивительно, почему начал возмущаться в первую очередь крупный бизнес, удовлетворить потребности которого могут только такие же крупные банки.

Не исключено, что какие-то указания (просьбы) на совещании у премьера все-же последовали — вряд ли такой «дисбаланс» в кредитовании прошел мимо внимания правительства, учитывая, что все цифры были известны давно, а на совещание были приглашены руководители крупнейших банков. А то у нас, как часто бывает, начнут за вину первых расстреливать каждого десятого — так промышленность вообще некому кредитовать будет.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции