Развязка интриги после обещания Владимира Путина, что «нам понравится» неожиданная кандидатура, которую он собирается предложить на замену уходящему Сергею Игнатьеву, наступила значительно скорее, чем можно было ожидать. Уже на следующий день президент подтвердил информацию от осведомленных источников: новым главой ЦБ станет его советник и экс-министр экономики Эльвира Набиуллина. Сразу же, кстати, стало понятно, что понравилось (как и в случае с президентской «рокировочкой» 2012 года, когда Владимир Путин обещал то же самое) далеко не всем — против уже выступили справороссы и КПРФ.

Хотя, кроме шуток, Набиуллина действительно не худший претендент, особенно на фоне Сергея Глазьева, явно «вброшенного» с целью оттенить реального кандидата. Уже понятно, что замена пройдет максимально мягко — не в смысле аппаратном, а для стратегического курса денежного регулятора.

Все опасения относительно того, что новый председатель Центробанка вдруг начнет проводить какую-то запредельно мягкую денежно-кредитную политику или не дай бог начнет исполнять указания из Белого дома, кажутся весьма гипотетическими. Это тот самый случай, когда место «делает» человека больше, чем человек место. Те же самые опасения, которые высказываются сейчас, имелись и при назначении главой Банка России Сергея Игнатьева.

В 2002 году тоже все боялись, что чиновник из Министерства финансов не сможет в полной мере обеспечить независимость эмиссионного органа и уж точно — противостоять бывшим начальникам в лице Алексея Кудрина и Михаила Касьянова. В любом случае считалось, что он «не чета» смененному Виктору Геращенко, который был и на язык остер, и в кабинетах мировой финансовой элиты считался своим.

В реальности же изменилось мало что, если вообще что-то изменилось. Как наращивал ЦБ золотовалютные резервы, так и продолжил наращивать. С правительством начали советоваться, да, но это можно занести скорее в актив, чем в пассив. Более того — именно при Игнатьеве, а не при «железном» Геращенко ЦБ наконец смог обуздать «вольницу» коммерческих банков и запустить систему страхования вкладов граждан.

Поэтому Эльвире Набиуллиной (которая кроме всех своих достоинств еще и не имеет банковской практики) придется очень сильно постараться, чтобы хотя бы на градус изменить вектор движения ЦБ. В какой-то степени это связано и с командой Банка России, заменить которую полностью (даже не все 70 тыс. сотрудников, а хотя бы центральный аппарат) невозможно: нет у нас других квалифицированных специалистов. Игнатьев привел с собой в 2002 году только Алексея Улюкаева и Андрея Козлова — профессионалов, очень хорошо известных среди банкиров и экономистов. Если экс-глава МЭР попытается прийти со своей командой, то ее тоже придется искать среди узкого круга макроэкономистов и банкиров. А дальше все пойдет по накатанному — специалисты ЦБ «сделают» своего начальника. Вольности допустимы, пожалуй, только в присоединяемых в рамках мегарегулирования функциях. Традиционная же денежно-кредитная политика останется неприкосновенной — таргетирование инфляции, советы директоров по четвергам и борьба с отмыванием. Зато аналитики еще пару лет будут оценивать разницу в подходах к квалифицированному суждению и частоту появления нового председателя ЦБ на заседаниях правительства.

Говорить здесь особо не о чем. Владимир Путин уже дал понять, что его все устраивает и в денежно-кредитной политике ЦБ, и в его позиционировании относительно других институтов власти. То есть ничего у нас не изменится — что и требовалось доказать. Переиначивая известный анекдот с такси: «будут вам шашечки, а поедем, куда я сказал».

Единственное, в чем сейчас можно посочувствовать Эльвире Набиуллиной, — она будет обречена на сравнения не столько с Игнатьевым или Геращенко, сколько с Татьяной Парамоновой, руководившей ЦБ в середине 90-х. С другой стороны, здесь у нее есть все шансы выглядеть достойно.

Да, и в качестве постскриптума. Министерство экономического развития неожиданно для всех превратилось в кузницу элитных банковских кадров. Учитывая это, будет интересно посмотреть, куда «отставится» Андрей Белоусов. Дело, конечно, не быстрое, но на всякий случай хочется напомнить, что в нашей стране еще есть банки с госучастием, вполне подходящие на роль «золотого парашюта».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции