Мой коллега Игорь Моисеев уже написал здесь о назначении Эльвиры Набиуллиной на пост главы ЦБ. Но тема настолько важная, что я хотел бы вернуться к ней вновь.

Первое, что бросается в глаза, — нелюбопытство наших деловых СМИ. 8 марта президент прозрачно намекнул, что главой ЦБ станет женщина. Он выступал перед ткачихами. Ну раз 8 марта, да еще перед ткачихами, тогда, конечно, просто фигура речи, решили многие. Хотя такими вещами не шутят.

Второе. Алексей Саватюгин, недавно уволенный из Минфина, написал в своем блоге: мне, дескать, приснилось, что главой ЦБ стала Набиуллина. Коллеги опять же не взяли стойку. За исключением одной газеты, которую я называть не буду, потому что ее все и так знают. Журналисты этой газеты проделали элементарные действия и выпустили заметку. Теперь в нашем профессиональном сообществе говорят, что этой самой газете просто повезло. Опираясь на непроверенные слухи, они вылезли с текстом и угадали. Хотя могли бы не угадать.

Я рассказал эту историю вовсе не для того, чтобы кого-то обидеть или вытащить на свет божий исподнее. Просто эту историю полезно знать, чтобы понять, почему СМИ трактуют назначение Набиуллиной так нервно и местами истерично. Не зная подноготной, можно подумать, что такие эмоции вызывает сама по себе фигура Эльвиры Сахипзадовны. Но на самом деле рукой пишущих водит вполне понятная досада на самих себя. Так что многое из написанного в эти дни с гневом и пристрастием — не по Тациту — можно просто не читать.

Вышло так, что весь день, который извлек Набиуллину из полубытия, я провел вместе с сотрудниками ЦБ. Было интересно наблюдать за сменой их настроений. Безусловно, фигура Алексея Улюкаева была им ближе. Свой, известно, чего от него ждать, да и преемственность курса гарантирована. Курс заключался в том, чтобы усилить ЦБ новыми полномочиями и сделать его чуть ли не вторым правительством. Но усилить по-умному, все подряд полномочия не брать, только самые сладкие.

Ядром идеологии было таргетирование инфляции. Оно объявлялось главной целью. А прочие полномочия предполагалось использовать, обосновывая тем, что они нужны для реализации этого самого таргетирования. В принципе, ЦБ идет по пути западных коллег. Стремление «центробанкиров» всего мира забрать побольше власти стало настолько явным, что на днях Бенуа Кёр из ЕЦБ предостерег коллег: заиграетесь. В России эти настроения подогреваются еще и откровенной слабостью правительства. Пока ситуация позволяет, можно поднять те рычаги власти, что буквально лежат на мостовой.

Так вот, кажется, еще с утра была смутная уверенность, что Улюкаев «проходим». Однако где-то с 16 часов я перестал узнавать всегда любезных и улыбчивых сотрудников ЦБ. В этот момент им стало известно, что президент вызвал к себе главу ЦБ Сергея Игнатьева. Раз вызвал, значит — «варяг». Сотрудники занервничали. А когда около 18 часов узнали новость, то, конечно, расстроились. Они прекрасно знают Эльвиру Сахипзадовну, с ней не ссорились, но одно дело сторонний министр, партнер, а другое — начальник. Принялись гадать, кто из зампредов уйдет. Выходило так, что почти все. Хотя, повторяю, никакого отторжения сама по себе Эльвира Сахипзадовна не вызывала. И потом, может, улягутся эмоции, да все и останутся. Может быть.

В этом назначении есть одна ложная угроза, про которую много пишут, и одна вполне себе возможная, о которой не пишут.

Часто говорят, что Набиуллина, раз она была министром экономического развития, никакую инфляцию таргетировать не будет, и вместо этого займется стимулированием роста, опустив, например, ставку. В итоге инфляция у нас окажется громадной, курсы тоже будут двигаться так, как нужно в данный момент промышленникам, отчего выиграет узкий круг олигархов, а народ пострадает.

Но это ложная угроза. Наивно думать, что раз Набиуллина раньше радела за рост, то и теперь как заведенная продолжит. Радела потому, что по должности полагалось. Да и радение выражалось в ритуальных «оценках регулирующего воздействия» да возражений против законопроектов, этот самый рост тормозящих. Все понимали, что это — лишь формальное продолжение старой игры времен противостояния Германа Грефа и Алексея Кудрина.

Другая угроза менее очевидна, но она реальнее. Вспомним, как Эльвира Сахипзадовна пришла на пост министра. Это сопровождалось усекновением многих функций министерства, и некогда ведомство-монстр стало тем, чем стало. Видимо, Набиуллина согласилась идти работать на таких условиях. Ее лояльность к президенту безоговорочна. Администрации президента вряд ли нравилось строптивое и могущественное министерство времен Германа Грефа. Скромнее надо.

Но ведь и нынче ситуация в ЦБ напоминает ту, в МЭРТ. ЦБ надо прищучить. Показать место. Иначе такого натаргетируют… Мне представляется, что именно для решения этой задачи Эльвира Сахипзадовна и призвана. На то, что это так, указывает и беспрецедентно жесткое интервью обычно сдержанного Сергея Игнатьева, в котором он намекнул: дескать, выводом капитала руководит узкая группа лиц, и мы ее знаем. Его услышали и предложили простую сделку — остаться в ЦБ советником. В обмен на отказ от подобных заявлений.

С аппаратной точки зрения назначение Набиуллиной выглядит идеально. Опытный Кудрин был бы отличным главой ЦБ, но он вышел из-под контроля, и только личная дружба с президентом объясняет, почему он до сих пор не поплатился за критику власти. Улюкаев опасен той любовью, которой он пользуется в ЦБ. Об остальных кандидатах говорить не приходится. Чтобы найти эффективную и в то же время лояльную фигуру, президент задействовал свой мегакадровый резерв, советников — бывших членов правительства Медведева. Эти люди показали себя преданными в самые тяжелые годы, годы президентства Медведева, годы тандема, когда, оставаясь фактически руководителем страны, Владимир Путин должен был помнить о «действующем президенте». Они не подвели. И им воздалось.

Итак, с аппаратной точки зрения все логично и понятно. С сущностной — не очень, поскольку источник политики ЦБ теперь лежит вне ЦБ, а Эльвира Набиуллина станет лишь проводником чужих решений. Впрочем, профессионал она отменный, и если приказы будут идти вразрез со здравым смыслом… Посмотреть на это будет как минимум интересно!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции