Что-то неладное происходит на самом русском из средиземноморских островов. Весь мир и 99% россиян с нескрываемым интересом следили за тем, оставят русским вкладчикам их деньги или все-таки проведут конфискационный налог. Наши соотечественники, прямым образом причастные к происходящему, делают вид, что это их не касается, при случае подчеркивая, что не одобряют соглашение ЕС и властей Кипра исключительно как экономисты. Такой заинтересованности общества в финансовых новостях не было, пожалуй, с момента начала переговоров о предоставлении РФ кредита Исландии. Сочувствие к пострадавшим («наших бьют!») перемежается со злорадством тех, кто не имел возможности доверить деньги киприотам или имел понимание, что лучше этого не делать.

Цена вопроса — не больше 2 млрд долларов, в общем-то сущий пустяк по масштабам и российской экономики, и российских банков. Бывало, что теряли больше. В «СБС-Агро» потери кредиторов составили более 3 млрд долларов, причем тогда доллар был, как у нас любили говорить, куда более «полновесным», чем сейчас. Но интереснее интрига, чем потери.

Ситуация напоминает детектив, когда для выявления преступника надо следить за реакцией подозреваемых на определенное событие. Моргнул — значит, он. Но пока никто не моргает, кроме российских властей, которые дружно выразили свое несогласие с налогом на вклады. Владимир Путин назвал возможное решение «несправедливым», «непрофессиональным» и «опасным», Дмитрий Медведев — «конфискацией чужих денег». С последним утверждением можно согласиться дважды: российские власти сперва пытались за кредиты добиться раскрытия российских учредителей кипрских компаний, а потом обиделись, что деньги «наших ихних» вкладчиков пойдут на спасение островной экономики, а не в доходную часть отечественного бюджета.

Только вчера вечером оказалось, что дружные порицания российскими властями проекта соглашения с ЕС были не напрасны — парламент Кипра документа не поддержал ни в каком виде. Зато продолжился торг с Россией — министр финансов Кипра уже приехал в Москву на переговоры с Антоном Силуановым.

Пока неизвестно, какие доводы приводили депутаты Кипра в пользу своего решения. Возможно, они предпочли потерять деньги россиян, но сохранить шанс на спасение для своей банковской системы. Условия России в их популярном изложении касаются раскрытия только российских резидентов, являющихся учредителями компаний на Кипре. Но не исключено, что и до вкладчиков дело дойдет, которые по закону должны были перед открытием счета уведомить фискальные российские органы. Им сейчас будет сложнее всего — сидеть и ждать итогов переговоров, а потом — придут за ними или нет. С их деньгами банкам Кипра придется расстаться и в том случае, и в другом.

Зато кому повезло, так это немногочисленной (скорее всего) категории честных клиентов, которые уведомили своих налоговиков об открытии счета на Кипре. Эти точно заслужили свое спасение, потому что при утверждении соглашения с ЕС страдали ни за что.

С другой стороны, борьба не закончена. За соглашение с ЕС выступают все европейцы, и если с Россией договориться не получится, то блудный сын Евросоюза может вернуться. В конце концов, было бы неумно не выслушать новые предложения российской стороны, тем более анонсированные так энергично. Интрига сохраняется.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции