«Другая Россия» пришла к зданию ЦБ. Возможно, даже в почти полном составе. Оппозиционеры стали громко требовать встречи с главой ЦБ Сергеем Игнатьевым. Но встретились с полицейскими, которые их скрутили. «Другой России» не понравилось, что из России — не той, что «Другая», а той, что «путинская», — выводят деньги. Партия пришла требовать от Игнатьева прекратить вывоз капитала.

В этой истории феерично все. Никто от ЦБ не вышел, не поговорил с ними. Решили силу применить. Теперь кажется, что Игнатьев только и занят вывозом капитала — чемоданами, через Шереметьево. Оппозиционеры его раскусили. И, поскольку сказать в свое оправдание главе ЦБ нечего, он натравил на правдорубов полицию.

Поразительно и то, что «Другая России», кажется, впервые — из-за кипрской истории — узнала о существовании самого этого явления. Умиляет, что оппозиционеры или решили, что выводом капитала занимается ЦБ, или пришли просить Игнатьева запретить всякие финансовые сношения с внешним миром. Если последнее, то совсем горестно: мало «совка» мы от власти видим, теперь — еще и от оппозиции.

Мне кажется, что именно невежество погубит оппозицию. Тут в ленте одного оппозиционного деятеля вдруг все принялись — с подачи хозяина — требовать: верните кресты Соловецкого монастыря на 500-рублевую купюру. Последив за процессом и почуяв, что дело грозит разрастись до масштабов скандала вокруг Pussy Riot, я скромно вмешался и напомнил, что кресты вообще-то давно вернули. Просто старые купюры еще в обращении остались. Товарищи оппозиционеры поверили (тем более что ссылку прислал на эту «новость» годичной, что ли, давности), но как-то нехотя. Подрезал я крылья очередному скандалу.

Вообще, читая посты наших оппозиционеров, часто вспоминаешь эффект «Наташа Ростова на охоте» — толку от нее не было, зато она «радостно и восторженно визжала», подбадривая охотников. Берется фрагмент какой-то новости. Источник не важен, это может быть просто слух. Дальше участники действа включают «поросенка апокалипсиса» и начинают стонать-визжать на тему «вот до чего довели страну, сволочи». Проверить факты? Я вас умоляю, это смерти подобно: а вдруг факты окажутся против теории? Гнев, особенно праведный, — это блюдо, которое подают горячим.

Почему так? Тут много есть чего сказать.

Во-первых, свою роль играют, конечно же, платные посты. Многие сторонники оппозиции — блогеры, сидящие на скромных, но дотациях. За пост, за лайк. Тут спешу заметить, что у власти таких блогеров больше и оплачиваются они лучше. Но факт: чем больше такие боты будут кричать и меньше думать, тем успешнее решат свою задачу.

Во-вторых, культурный уровень упал, конечно же, у всех. Вспоминаю идеологическую подготовку революции 1991 года, вспоминаю «Литературную газету», «Огонек» и тихо вздыхаю: нет больше таких перьев, таких мыслителей. Или мало. Если вот заставят меня назвать думающего оппозиционера, то на ум придет разве что Эдуард Лимонов. Это хорошо, что с нами живет великий писатель, — есть же страны, где в данный момент ни одного великого писателя нет в живых. Но одного — маловато.

Деградация коснулась всех: чиновников, журналистов, не только оппозиционеров. Что до чиновников, то сейчас очень мало людей, которые, как в советские годы, прошли «путь от» — от станка какого-нибудь. Как правило, быстрое образование — и в путь. Эти люди знают какие-то азы теории, а того, чем управляют, не знают.

Но что нам чиновники, с ними все понятно… А вот оппозиционеров хотелось бы каких-нибудь умных. Ведь понятно, что в стране нужны серьезные перемены. Ну и как их осуществить? Закидать власть какашками, как мартышки делают? Поднять на щит очередных «пусек»? А больше не умеем ничего. Вот и получается, что с властью некому конкурировать. «Много государства, ах, как много государства». Но природа не терпит пустоты. Государство заполнило все ниши именно потому, что не встретило сопротивления.

Единственным светлым пятном мне видятся усилия профессоров МГУ и специалистов Института экономики, которые всего за два месяца провели два вполне себе оппозиционных экономических форума. Но ученые сами по себе — скорее топливо для двигателя, чем сам двигатель. Если найдется умелый лидер, который станет их слушать, — тогда конечно. Но лидера нет, и в нынешней среде лайков с кликами вряд ли он появится.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции