В субботу не стало символа «диких девяностых» — Бориса Березовского. Человека, ставшего олицетворением слов «российский олигарх» в мире. Уникальный комбинатор, дерзкий мыслитель, авантюрист и чертовски успешный предприниматель, он оказал, пожалуй, самое большое влияние на политику и экономику страны в девяностые.

В интервью газете Financial Times Березовский без стеснения перечислял олигархов, фактически управляющих страной. Среди них президент банка «Столичный» Александр Смоленский, президент ОНЭКСИМ Банка Владимир Потанин, учредитель группы «МЕНАТЕП» Михаил Ходорковский, президент Мост-Банка Владимир Гусинский, председатель совета директоров консорциума «Альфа-Групп» Михаил Фридман, президент Альфа-Банка Петр Авен и сам Березовский, возглавлявший тогда «ЛогоВАЗ» и Объединенный Банк.

Но именно Березовского покойный глава Forbes в России Пол Хлебников ставил во главу семибанкирщины, контролировавшей более половины российской экономики и помогшей Ельцину переизбраться на второй срок.

«Многие магнаты российского бизнеса унаследовали свое богатство от старого Советского Союза, стали уполномоченными миллионерами, но Березовский построил свою империю сам, с нуля, — писал Хлебников в книге «Крестный отец Кремля Борис Березовский, или История разграбления России». — Свой вклад в распад России в начале 1990-х вносили многие, но Березовский воплощал дух эпохи. Никому больше не удавалось так тонко улавливать быстро меняющиеся обстоятельства; стоило России на своем мучительном пути к рыночной экономике сделать новый поворот, Березовский был тут как тут и изобретал новые способы наживы. А войдя в политику, он обогнал всех и здесь. Приватизировав огромные просторы российской промышленности, Березовский приватизировал само государство».

По судебным разбирательствам, где фигурирует имя Березовского, можно написать целую книгу о том, как украсть деньги. Вексельные схемы, обналичка, хищение путем мошенничества с кредитом в 13 млн долларов у «СБС-Агро» и т. д. И в то же время, при всех негативных ассоциациях с именем Березовского, трудно не признать, что многие хотели бы добиться такого же успеха. «Меня многие не любят, но никто не скажет, что я идиот», — говорил олигарх сам про себя.

Этот человек был упрям, и переубедить его было невозможно. Я видела Березовского лишь однажды, году в 2005-м, но это было очень поучительно. Тогда в «Коммерсанте» был организован телемост между нами, журналистами, и Березовским в Лондоне. Более упертого, жесткого человека, не воспринимающего никаких «но», я никогда не видела. Хотя по роду своей профессии общалась со многими успешными людьми. Тогда же во всеуслышание он объявил об увольнении главного редактора «Коммерсанта» Александра Стукалина, как будто речь шла не о живом человеке и хорошем управленце, буквально ночевавшем на работе, а каком-то неодушевленном предмете. Манипулирование людьми как марионетками было элементом его корпоративного управления.

В то же время история Березовского — это пример не только взлета, но и фатального падения. Одна роковая ошибка свела на нет все достижения. Как оказалось, ошибиться в людях может даже такой проницательный комбинатор, и даже не один раз. Он недооценил силу личности Путина, слишком доверял своему партнеру Бадри Патаркацишвили и, в конце концов, слишком часто женился: каждый развод отъедал заметную часть от его состояния.

Его история — это и пример того, что бизнес не может долго диктовать власти правила игры, по крайней мере в нашей стране. Вовремя перестроиться удалось только троим из этой семерки.

Если посмотреть на банковский ландшафт, то со времен семибанкирщины он также сильно видоизменился: по сути, из прежних частных могущественных банков на плаву остались, мягко говоря, немногие. Погоду на рынке делают госбанки. Усилиями ЦБ пестрый ландшафт банковской системы постепенно сокращается и выравнивается. Хорошо при этом живут только те, у кого есть доступ к дешевым госресурсам. А это опять же относительно небольшая кучка приближенных лиц.

Впрочем, сам Березовский когда-то подметил: «Меняются лишь времена, методы остаются те же».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции