То ли в шутку, то ли всерьез наш премьер-министр Дмитрий Медведев вдруг заговорил о возможности создания отечественного офшора на Сахалине или на Дальнем Востоке. Его давний оппонент Алексей Кудрин тут же назвал идею разрушительной для финансовой системы страны. Но, в отличие от кризиса 2008 года, никто из российских чиновников высшего и высокого ранга на сей раз ни словом не обмолвился об идее превращения Москвы в международный финансовый центр. А заодно не стал причитать о несправедливости «мировой финансовой архитектуры». Напротив, тот же Медведев сделал откровенный реверанс Кипру: «У нас и банки там держат свои активы, и большое количество российских бизнесменов, и вовсе не все они пытаются скрыться за какой-то ширмой специальной юрисдикции Кипра. Нет, это просто удобная форма работы». Беда в том, что никаких предпосылок к появлению столь же «удобной формы работы» в самой России пока нет.

Финансовые кризисы обычно вообще оттачивают красноречие пострадавших сторон. Вот, например, предстоятель Кипрской православной церкви архиепископ Хризостом II, не дожидаясь окончания переговоров своей страны с тройкой кредиторов (МВФ, ЕЦБ и ЕС), открытым текстом высказался за выход Кипра из еврозоны. «Это будет непросто, но мы должны потратить на этот шаг столько же времени, сколько мы потратили на переход к евро», — процитировала его слова Deutsche Welle. Выход из еврозоны, по мнению главы церкви, является логичным шагом в преддверии краха евро. «Я не говорю, что такой крах произойдет завтра. Но, принимая во внимание деятельность этих брюссельских гениев, такой сценарий неизбежен», — пророчествовал Хризостом II.

Это были слова не столько священника, сколько руководителя едва ли не самой могущественной бизнес-империи Кипра. Кипрская православная церковь — крупнейший собственник земли в стране и один из ключевых экономических игроков на острове.

Накануне кризиса финансовый сектор составлял 40% кипрской экономики и в 10 раз превышал годовой ВВП островного государства. Можно не сомневаться, что кипрские компании, обслуживающие российских клиентов, сделают все возможное, чтобы богатые россияне не отказались от их услуг. Сразу после первых утечек информации о возможности введения налога на депозиты они начали предлагать российским клиентам перевод счетов и регистрацию компаний в других юрисдикциях. При этом российские власти даже на словах не обещают никаких существенных преференций, которые сделали бы регистрацию в России привлекательной для отечественного бизнеса, ушедшего в офшорное плавание.

Казалось бы, история с Кипром — идеальный информационный повод для пиара идеи МФЦ в Москве. Но, видимо, наши власти понимают, что россиян, желающих по доброй воле завести под нашу юрисдикцию зарегистрированные на Кипре компании и перевести деньги с тамошних банковских счетов, найдется немного. А идея МФЦ, похоже, всерьез не воспринимается даже самими российскими чиновниками. И в этом смысле ничем не отличается от нынешнего спича премьер-министра про русский офшор на Сахалине. Так оттачиваем красноречие.

Чтобы стать полноценным финансовым центром, нужны инфраструктура, удобное законодательство и нормальная политическая атмосфера. В этом отношении Россия может оказаться не конкурентом маленькому Кипру даже после хирургической операции спасения острова или его возможного выхода из еврозоны. В конце концов, держатели кипрских счетов предпочтут перевести их в банки более благополучных стран ЕС или в другие офшоры.

Мы можем сколько угодно кричать, что злой Евросоюз решил наказать Россию за «отмывание денег» на Кипре и «отжать» эти средства. Критика Евросоюза имеет основания, но не должна заслонять очевидного неблагополучия собственно российского бизнес-климата. Пока имеющим такую возможность россиянам объективно выгоднее будет держать счета и регистрировать компании на Кипре, в Латвии, на Каймановых островах, а не в Москве или Владивостоке, покупать квартиры в Майами, а не в Сочи, все эти крики будут гласом вопиющего в пустыне.

И вот еще беда: если Россия сейчас просто купила бы Кипр с потрохами, о чем фактически просили некоторые участники антиправительственных манифестаций в Никосии, мы превратили бы этот остров… в Россию. И тогда капиталы точно побежали бы с Кипра в другие места. От греха подальше.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции