Пока деловая общественность с опасением следит за полупроцентными колебаниями курса евро, рассуждая о них в терминах «падение» и «взлет», в мире криптовалют происходят куда как более интересные события. Курс самой популярной криптовалюты — биткоина — за последние 30 дней вырос с 33 до 147 долларов за единицу. «Размер экономики» биткоина (то есть общее количество добытых денег) на днях превысил 1 млрд долларов, а вчера ушел за 1,5 млрд долларов. Похожие процессы наблюдаются и на других криптовалютных рынках: кратный рост котировок, например, произошел у второй по значимости «электронной деньги» — лайткоина. Что это — новая реальность, при которой виртуальная валюта оказалась лучше реальной?

Разрешите не описывать в очередной раз подробно, что такое биткоин и криптовалюты. Вся информация на этот счет есть в википедии и на массе специализированных и популярных сайтов. Я также ранее писал колонку про биткоин, там есть кое-какие пояснения. Будем считать, что наш читатель хотя бы в общих чертах представляет, что это такое, почему биткоины «добывают» и почему у них нет единого эмиссионного центра.

Многие наблюдатели полагают, что взрывной рост курса биткоина — следствие разочарования финансово активных людей в традиционных валютах после кипрской подставы с депозитами. Мол, граждане увидели, что верить правительствам и центробанкам нельзя, вот и кинулись менять евро на не зависящую от воли сильных мира сего валюту. Рост спроса при ограниченном предложении, соответственно, вызывает рост цены актива. Всё просто.

Эта версия, мягко говоря, сомнительна. Подавляющая часть обменных операций с BTC происходит на специальных сайтах — электронных квазибиржах, а данные по «биржевым» оборотам криптовалюты открыты, поэтому мы можем оценить масштаб реально проводящихся сделок. За последние 30 дней, то есть в ходе бурного роста цены биткоина, весь мировой обменный оборот этой валюты составил примерно 3,7 млн единиц, что при средневзвешенной цене биткоина в 65,7 доллара дает примерно 243 млн долларов. Довольно много. Но это не объем «чистой покупки», а биржевой оборот, то есть сумма многократных покупок-продаж одних и тех же «монет».

Вряд ли я сильно ошибусь, если предположу, что в реальный оборот на биржах за это время было вовлечено раз в пять меньше биткоинов, то есть 700—800 тыс. монет. Пусть даже миллион для ровного счета. Часть из этого оборота — обычный текущий обмен без участия каких-либо бывших владельцев депозитов в евро или долларах. Дополнительный приток денег на рынок криптовалют в марте-апреле можно грубо оценить в несколько десятков миллионов долларов или в 1—2 млн долларов в день, что как-то не очень похоже на массовый переток вкладчиков европейских банков в новый для них актив, суммы уж очень скромные.

Как еще можно объяснить рост котировок? Может быть, резко начала расти реальная биткоин-экономика, то есть объём сделок необменного характера? Крупнейший оператор бит-платежей Bitpay действительно сообщил недавно, что оборот за март 2013 года в его системе составил 5,2 млн долларов против 687 тыс. долларов в феврале и 3 млн долларов за весь 2012 год. Однако странно, что за тот же месяц резко вырос средний «чек», то есть средняя сумма трансакции — с 300 долларов в феврале до более 1 000 долларов в марте. Обычно такой скачок средней суммы трансакции объясняется проведением одной или нескольких особо крупных сделок, серьезно влияющих на данные по всей системе. Так это или нет, можно будет посмотреть по отчетности Bitpay за апрель. Но, честно говоря, мне сложно представить, какие товары продаются и покупаются через эту систему со средним чеком в 1 000 долларов. Отдельно заставляет задуматься о качестве данных тот факт, что 5 100 сделок с биткоинами через Bitpay в марте пришлись на 4 500 продавцов, среди которых, например, крупная сеть блогов Wordpress (именно сеть, не блог-движок).

Но пусть даже с данными всё хорошо, все сделки чисто рыночные. Тогда получается, что оборот крупнейшего оператора платежей, объединяющего массу конечных продавцов, — всего 5 млн долларов в месяц. Еще миллиона три приходится на торговлю наркотиками и оружием через Silk Road, сколько-то — на все остальные сделки. Итого порядка 10 млн долларов, или 200 тыс. монет в месяц на всю инфраструктуру «глобальной криптовалюты». Прямо скажем: даже значительный рост спроса на биткоины для реальных платежей никак не повлиял бы на биржевой курс. Напомню: месячный биржевой оборот по биткоину в марте — порядка миллиона монет (в реальном выражении, без многократной прокрутки), а всего на руках у владельцев биткоин-кошельков около 11 млн монет. Лишний спрос даже на 50—100 тыс. монет был бы спокойно удовлетворен за счет новых продаж.

Остается только один вариант: нынешняя ситуация с курсом биткоина — классический спекулятивный пузырь. Монеты покупают, потому что их курс растет, а курс растет, потому что монеты покупают, а владельцы большей части криптовалюты придерживают ее, не выпуская на биржу. Подтверждение этой версии — рост котировок других криптовалют, которые и вовсе практически не задействованы в реальном обороте. Получившие огромную прибыль на биткоине игроки переходят на другие подобные валюты, чтобы «разогнать» и их, продав потом дорого тем, кто опоздает к первоначальной раздаче.

Все мы прекрасно знаем, как заканчивается история любого пузыря: рано или поздно начинаются массированные продажи, которые быстро превращаются в лавинообразные с соответствующими последствиями для цены актива. Когда наступит «час икс»? Никто не знает. Может быть, биткоины подорожают еще вдвое или в 10 раз. А может быть, все уже произошло, и нынешние цены — максимум на долгие годы.

В любом случае пока (и если) биткоин не станет массово принимаемой в магазинах (виртуальных и реальных) валютой, он останется лишь объектом интереса для «трейдеров», которые хотят отвлечься от форекс-казино на новую игрушку. При этом вряд ли найдется разумный торговец, желающий построить бизнес, всерьез рассчитывая на валюту, чей курс скачет на порядок вверх и вниз. Получается замкнутый круг, разорвать который в текущей ситуации — то есть без наличия крупного «стабилизатора», что противоречит самой идее данной валюты, — невозможно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции