Отечественная финансовая система и способы ведения бизнеса в стране таковы, что едва ли в России могут появиться новые крупные эффективные частные банки. Скорее, у нас наклепают новые неэффективные государственные.

Сын бывшего главы ФСБ и нынешнего секретаря Совета безопасности Дмитрий Патрушев написал письмо бывшему главе ФСБ и нынешнему президенту России Владимиру Путину с просьбой исключить Россельхозбанк из программы приватизации на 2011—2013 годы. Дмитрий Патрушев возглавляет этот банк, 100% акций которого принадлежит государству, с 2010 года. Патрушев предлагает не продавать банк частным инвесторам, а превратить его в госкорпорацию.

Госкорпорация — самая замечательная форма собственности в сегодняшней России. С точки зрения доступа к госресурсам и лоббистских возможностей это типичная государственная компания, но имущество государству не принадлежит и им не контролируется. Зато свобода коммерции гарантирована негласным правилом, по которому госкорпорации у нас создаются только для «своих» людей или для особых нужд.

Путин уже поручил премьер-министру Дмитрию Медведеву, министру финансов Антону Силуанову и своему помощнику Эльвире Набиуллиной, без пяти минут новому главе Центробанка, рассмотреть обращение Патрушева. И доложить предложения «с учетом особой роли банка в поддержке сельхозотрасли».

Основные аргументы Патрушева против приватизации РСХБ поистине замечательны — особенно для тех представителей сельского хозяйства, которые имели дело с этой организацией. По мнению Патрушева, приватизированный банк будет руководствоваться коммерческой целесообразностью, а не задачами поддержки АПК, которые особенно актуальны в условиях членства России во Всемирной торговой организации (пугать ВТО — очень модный лоббистский прием, особенно учитывая, мягко говоря, прохладное отношение к этой организации адресата патрушевского письма). То есть частный Россельхозбанк, угрожает Патрушев, будет финансировать только коммерчески выгодные проекты. Это, по оценке Патрушева, сократит приток финансовых ресурсов в отрасль на 150 млрд рублей в год. Кроме того, пишет глава банка, частные собственники проведут масштабное сокращение второй по величине в стране филиальной сети, а ставки по кредитам повысятся до рыночного уровня — на 2—3 процентных пункта. И финальный аккорд: приватизация помешает как реализации госпрограммы развития сельского хозяйства на 2013—2020 годы, так и продовольственной безопасности России в целом. Слово «безопасность», по известным причинам, также очень хорошо понятно нынешнему главе государства.

Поговорите с любым сельхозпроизводителем, сталкивавшимся с Россельхозбанком, и вы убедитесь: этот банк и сейчас делает ровно то же самое, чем, по мнению Патрушева, будут заниматься его гипотетические частные собственники. То есть крайне неохотно кредитует проблемные аграрные предприятия, вкладывает в коммерчески выгодные проекты и уж точно не обеспечивает продовольственную безопасность страны.

Причем Россельхозбанк совершенно не виноват в том, что не стал финансовой опорой российского сельского хозяйства, несмотря на вторую по величине филиальную сеть в стране после Сбербанка. Все крупнейшие российские госбанки, во-первых, выделяют деньги на проекты, которые так или иначе требует финансировать власть, а во-вторых, в награду за это наказание занимаются собственными коммерческими проектами. Даже если РСХБ все-таки решили бы приватизировать, то его все равно, скорее всего, продали бы нужным людям. И этот банк все равно вел бы себя, как любой государственный. Просто очень может быть, что этим банком хотят завладеть люди не менее политически влиятельные, чем семейство Патрушевых. Вот семейство и волнуется.

Как бы там ни было, уровень реального огосударствления банковской системы России таков, что большой разницы между превращением Россельхозбанка в госкорпорацию и его приватизацией не будет. И это только кажется, что в такой системе у государства все под контролем. На самом деле государство просто становится единственным конечным ответчиком по финансовым обязательствам таких банков и тем более госкорпораций.

…А для Эльвиры Набиуллиной это будет отличный опыт взаимодействия с банковской системой перед приходом в ЦБ. Просто интересно узнать ее личную точку зрения на письмо Дмитрия Патрушева. Эта личная точка зрения многое объяснит.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции