Депутаты предсказуемо одобрили кандидатуру Эльвиры Набиуллиной на пост главы ЦБ. Набиуллина ответила вполне комплиментарно — для нее, очевидно, техническое голосование техническим не было. Поэтому обещала она все всерьез и надолго. Невольно вспоминаются аналогичные утверждения на этот пост Виктора Геращенко и Сергея Игнатьева, каждый из которых депутатам ничего не пообещал, находясь в куда менее выгодной позиции с электоральной точки зрения.

От Эльвиры Сахипзадовны вроде бы никто ничего и не ждал, и она не анонсировала программных заявлений, делая реверансы профессионализму действующей команды, до которой ей вроде как далеко. Но, не опровергая целевых установок «игнатьевского» ЦБ — то есть инфляционное таргетирование, борьбу с утечкой капиталов и легализацией незаконных доходов, усиление надзорной составляющей, — советник президента творчески их «доработала».

Годовая инфляция у нас будет 3—4% через пару лет, банки получат дополнительную ликвидность через расширение инструментов рефинансирования (но не через снижение ставок — это важно), контроль над финансовыми рынками при этом ждет усиление. Главное же, чем потрафила депутатам экс-министр, — это ее убежденность, что Банк России должен принимать близко к сердцу (к подвалам с сундуками, хех) такую категорию, как экономический рост в стране. Так и сказала: «ЦБ должен выполнять те задачи, которые перед ним стоят, и способствовать экономическому росту в том числе». Хотя могла бы и воздержаться, в общем-то.

Рискну нарваться на грубость, но все-таки поправлю будущего председателя. По Конституции РФ основная функция Банка России — защита и обеспечение устойчивости рубля. В свое время разработчики забыли поподробнее расписать место ЦБ в государственном устройстве, но и того, что написано в документе, вполне достаточно для ответа на вопрос, является ли экономический рост сферой его ответственности. Впрочем, пункт о целях деятельности ЦБ есть в законе о Банке России. Но и там к обеспечению устойчивости рубля добавились только развитие и укрепление банковской системы, а также обеспечение стабильности и развитие национальной платежной системы.

А все почему? Да потому, что таргетирование (прошу прощения) экономического роста очень легко вступает в противоречие как с задачей по обеспечению устойчивости рубля, так и с развитием и укреплением банковской системы. Потому как это ровно те самые директивные снижения ставок и разгон инфляции.

Экономический рост для ЦБ должен быть, как огород у злого соседа: выросло там что-то дополнительное из-за того, что ты пугало у себя на участке поставил, — хорошо. Может, добрее станет. Не выросло — сам виноват. Вернее, само — правительство.

Хорошо, если Эльвира Набиуллина говорит замечательные слова об экономическом росте в 6—7% в расчете на депутатскую аудиторию. Плохо, если такие установки даны ей непосредственным начальником. Потому что это означает своего рода «последний довод королей» — других резервов для экономического роста, кроме как призвать ЦБ «к ноге», у правительства не осталось.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции