В Думу наконец-то был внесен закон о потребительском кредитовании. Само по себе это событие не лишено абсурда. Потребкредитование у нас, слава богу, развивается уже не первый год, причем довольно бурными темпами. И если бы не активное стремление ЦБ его ограничить, то оно и в этом году также показало более чем 40-процентный прирост. Впрочем, не исключено, что даже с учетом вынужденного замедления потребкредитование останется самым активно развивающимся сектором. Все это время банки жили без закона о потребкредитовании. И ничего. Так что, что бы там ни говорил автор закона депутат Анатолий Аксаков о злободневности данного документа, обойтись без него можно.

И если семь лет назад, когда появилась первая версия данного законопроекта, идея стандартизировать кредитный договор казалась правильной, то сегодня это уже как-то странно. По-моему, нормальные банки уже сами дошли до умной мысли: чем проще и понятнее, тем лучше. Рынок выработал собственные правила игры. Впрочем, данный законопроект ничего кардинально нового и не обещает. В большинстве своем это обобщение распространенной практики. Исключением для некоторых банков может стать разве что ограничение размера пеней за просрочку (до меньшего из двух показателей: две ставки рефинансирования или 2/3 кредитной ставки) да возможность досрочного погашения кредита без штрафов.

Описанные в пояснительной записке страсти — мол, теперь банки обязаны знакомить заемщика с кредитным договором до его подписания — тоже преувеличены. Ну вот, ей-богу, если моя мама не читала кредитных договоров никогда, то когда бы ей его ни дали, она все равно его читать не станет. И таких лояльных ко всему заемщиков, к сожалению, подавляющее большинство. Впрочем, это подавляющее большинство и не жалуется на грабительские проценты. Оно просто не знает о том, что кредит под 49% годовых — это дорого и что можно найти дешевле.

Лично мне больше нравится новая инициатива Лето Банка — брать с заемщика расписку о прочтении и понимании подписываемого кредитного договора, так называемую декларацию ответственного заемщика. Говорят, небольшое число пугливых заемщиков это предложение останавливает. Впрочем, без кредита они, скорее всего, останутся: столько других банков, желающих впарить кредит без лишних сантиментов. А вот если бы все банки уговаривали заемщиков внимательно прочесть кредитный договор и реально взвесить свои возможности по погашению кредита — вот это бы тогда была другая картина.

Идея не столь утопична, как кажется. Достаточно ЦБ намекнуть о подобном предложении всего 10—15 активным на рынке кредитовании банкам, как все может заработать. Остальные постепенно последуют их примеру.

Впрочем, изучение предложений конкурентов, чтение договоров — все это, в первую очередь, вопрос повышения уровня финансовой грамотности. Решать его надо не только через школьную систему образования, как это предлагает Минфин. Те, кто сегодня берет кредиты, школы давно закончили. Безусловно, из тех, кого банки «разводят» сегодня на дорогие кредиты, жалко разве что поколение наших родителей, которые еще вполне дееспособны, но мыслят по старинке, договоров не читая. И им нужно крутить обучающие рекламные ролики между сериалами, а лучше включать обучающий продукт плейсмент прямо в мыльную оперу, чтоб выглядело естественно. Вот, например, прекрасная вставочка в сериале «Интерны»:

— Быков, ты меня любишь?
— Настя, ты что, с дуба рухнула?
— Тогда подари мне шубу.
— Милая моя, разве может врач позволить себе с зарплаты норковую шубу?
— Давай возьмем кредит. Там столько банков дают кредиты.
— А ты изучила их договор?
— Да. Недорого. Вот, например, у этого банка ставка 23% годовых. Эффективная, правда, больше: 45%. Но в месяц ты будешь отдавать только четверть своей зарплаты. Разве оно того не стоит?..
— Настя, а во сколько обойдется нам твоя шуба после выплаты кредита?
— Сейчас, дорогой, посмотрю это в договоре. Ага, м-да, почти вдвое больше… Знаешь что, милый, давай-ка лучше откладывать на мою шубку деньги в банк, а к следующей зиме ты мне ее подаришь. Идет?
— Настя, ты — мудрая женщина!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции