Пока в России такая экономика и такое правительство, слухи о возвращении во власть Алексея Кудрина будут возникать регулярно. Надо же кому-то бороться с надвигающимся экономическим кризисом.

На день рождения Ленина, 22 апреля, президент России Владимир Путин, говорят, назначил личную встречу Алексею Кудрину, вот уже полтора года не занимающему никаких официальных государственных постов. Как только стало известно об этой встрече, источники, близкие к Кремлю, заговорили о том, что Кудрин станет первым заместителем главы администрации президента по вопросам инвестиционного климата и работе с иностранными инвесторами. Кроме того, вчера у Путина состоялось совещание по стимулированию экономического роста в Сочи с участием премьера Дмитрия Медведева. Премьер и президент в России совместно участвуют в каких-либо совещаниях гораздо реже, чем в традиционных демократиях, и намного реже, чем это делают представители одной политической силы, которых совсем недавно было принято официально называть словом «тандем». В этом совещании — не очень понятно, в каком качестве, — совершенно точно принимал участие Кудрин. Факт участия подтвердил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Сам факт проведения этого совещания и участие в нем Алексея Кудрина должны были свидетельствовать о том, что Путин фактически заставит Медведева примириться со своим оппонентом перед лицом надвигающегося экономического кризиса.

Формально Кудрин был отправлен в отставку с поста министра финансов президентом Медведевым из-за разногласий в бюджетной политике. В частности, Кудрин публично возражал против гигантского роста трат на армию на фоне сокращения социальных расходов. И прямо говорил, что не войдет в правительство премьера Медведева, после того как президентом станет Путин.

С момента ухода в отставку в конце сентября 2011 года Кудрину постоянно прочили весьма высокие посты во власти после возвращения в президентское кресло Владимира Путина — от главы Центробанка до премьер-министра. Сам Кудрин тоже явно оставил для себя возможность возвращения во власть, не уйдя в системную и тем более несистемную оппозицию. Он ограничился созданием не слишком активного в действиях и подчеркнуто аполитичного Комитета гражданских инициатив для экспертной оценки законов и предложений власти по их улучшению.

Свою госкарьеру в Москве Алексей Леонидович начинал как раз с администрации президента. В 1996—1997 годах, когда ельцинскую администрацию возглавлял Анатолий Чубайс, Кудрин работал его заместителем и вдобавок руководил контрольно-ревизионным управлением. Но сейчас он вернется туда (если вернется) совсем с другими целями.

Для иностранных инвесторов это станет сигналом, что ими в Кремле будет заниматься самый популярный за рубежом российский чиновник, ставший в путинские годы олицетворением рыночных реформ и экономического либерализма, каковым в ельцинские годы после отставки правительства Егора Гайдара оставался Анатолий Чубайс.

Для правительства это было бы сигналом, что Путин делает ставку на близкого части членов Кабинета по экономическим взглядам, но явно более влиятельного человека. И что Кудрин в любом случае становится фигурой как минимум сопоставимой с действующим премьером по аппаратному весу при принятии глобальных экономических решений. Хотя советником президента по экономике пока и остается Сергей Глазьев, чьи взгляды на экономику диаметрально противоположны кудринским.

Для самого Медведева это сигнал, что его правительство в любой момент может быть отправлено в отставку. А пока этого не произошло, у Путина все равно уже есть свой «теневой» премьер в недрах кремлевской администрации.

Для главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной это стало бы явной поддержкой в ее попытках отбиться от ответственности ЦБ с полномочиями мегарегулятора за экономический рост в стране. Она открыто заявила, что экономический рост в России не может быть обеспечен инструментами Центробанка. Кудрин как никто другой из относительно близких нынешнему главе государства людей понимает, что российская экономика погружается в рецессию не из-за денежно-кредитной политики ЦБ или проблем с деньгами на Кипре: дело в политической системе и архаичной структуре российской экономики.

Впрочем, все это не означает, что Кудрину под силу улучшить инвестиционный климат в стране в рамках своих новых полномочий. Ведь погоду в стране, в том числе экономическую, делает совсем другой человек.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции