ВТБ выводит капиталы с Кипра. Банк владеет там «дочкой» — Russian Commercial Bank. Как рассказал финансовый директор банка Герберт Моос, деньги клиентов решено вынуть из кипрской «дочки» и раскидать по другим. Моос объясняет решение тем, что веры в экономику Кипра больше нет, ее ждут еще более драматические перемены и она уже никогда не станет прежней.

Как считается, в банке — примерно 2 млрд долларов российских вкладчиков, причем это активные средства, ими финансируются проекты в России. Компании не хотят замораживать проекты из-за событий на острове. По факту средства будут выведены в другие офшоры, и все будет по-старому, рассчитывает руководство банка.

Пока непонятно, как технически это сделать. Хотя средства разморожены, наложено ограничение на вывод их из страны. В этой связи вспоминается, что в разгар кризиса министр финансов Кипра Михалис Саррис был в Москве и провел там три дня. Официально сообщалось, что его переговоры оказались безуспешными. Россия не смогла предложить других источников помощи, нежели ЕС. Месторождения газа на шельфе Кипра, на которые претендует также Турция, инвесторов не заинтересовали. Но сдается, что переговоры шли вовсе не о том. А о том, как бы спасти средства вкладчиков и инвесторов. Как говорили осведомленные источники, для операции как раз и была выбрана «дочка» ВТБ.

— Именно через нее удалось спасти значительную долю денег, — говорил мне собеседник в Москве.

Во время недавнего моего визита на Кипр мне рассказали, что вывод средств начался даже раньше.

— Разговоры о том, что россиян никто не предупредил, — это только разговоры, — говорил мне один киприот. — Мы видели уже в декабре, что россияне массово покидают остров.

Не исключено, что о выводе остатков депозитов договорились тогда же. Кстати, сразу после этих переговоров тот министр финансов подал в отставку, его пост занял другой человек. Так случается, когда чиновник выполняет не совсем чистую работу. Впрочем, революцию депозитов, которую затеял новый президент едва ли не через десять дней после прихода к власти, тоже чистой не назовешь. Многие на Кипре полагают, что у президента были некие политические договоренности с Германией, который он недолго думая начал исполнять.

Сейчас турист вроде бы не замечает особых проблем с банковской системой. Но есть странности, которые мне киприоты так и не смогли объяснить. Не всегда, но довольно часто, например при попытке расплатиться банковской картой, после введения ПИН-кода, аппарат сообщает об ошибке. Тогда оператор берет карту, куда-то несет, затем приносит чек, на котором надо лишь расписаться. ПИН-код уже вводить не нужно. Вероятно, на острове наблюдаются серьезные перебои в функционировании сети связи между банками. Как вариант — чтобы обойти ограничения на платежи, торговцы используют какую-то альтернативную систему. Может, той же «дочки» ВТБ.

Киприоты понимают, что с ними случилось. И им ничего не остается, как связывать свои надежды с туристами. В разговорах всплывает противоречие. С одной стороны, люди утверждают, что банковская система работает нормально, что проблем-то особых не было, они были преувеличены прессой, и вообще у большинства нет 100 тыс. евро, чтобы так переживать. С другой стороны, они признают, что имидж острова здорово испорчен и за туриста теперь придется бороться. Тем более что отели и прочие туристические забавы и нужды остаются довольно дорогими.

Кстати, утверждение о том, что 100 тыс. евро еще поди поищи, не совсем верно: у многих киприотов есть возможность взять деньги своей будущей пенсии и положить их в банк, ожидая старости. Сумма там как раз получается чуть выше 100 тыс. евро. Так что по народу это, конечно, ударило.

Вряд ли банковские трудности в самом деле подрежут туризм на Кипр. Но столь же очевидно, что туризм не в состоянии компенсировать выпавший из жизни банковский сектор. Тем более что недвижимость, которую скупали россияне, возможно, тоже перестанет кормить. Платить за нее теперь будет не так просто, а если введут повышенный налог, то отпугнет даже тех, кто уже купил ее ранее.

Президент Кипра повел себя как настоящий комиссар. Он мог бы выйти из проблем по-либеральному, оживив хозяйство через снижение налогов, плавно сократив социальные программы и заставив иностранные деньги работать не только на недвижимость, но и на другие проекты. Но он предпочел по-большевистски. А большевиков не любят.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции