Представления людей, в том числе вроде бы обладающих по роду профессии определенной информацией, об агентах мирового влияния, управляющих государствами и колоссальными финансовыми потоками, по-прежнему не отличаются от вульгарных сценариев заурядных голливудских боевиков. В результате в общем списке наиболее влиятельных людей мира сего могут оказаться, например, глава Центрального банка России и один из самых известных криминальных авторитетов страны. Хотя оба ни на что особо не влияют.

Американский журнал Foreign Policy опубликовал список 500 самых влиятельных людей мира. Согласно стандартной «объяснялке», предваряющей этот список, в него включены «люди, контролирующие командные высоты руководящих миром отраслей — от политики до крупных финансов, от СМИ до энергетики, от военного дела до религии».

В списке 23 россиянина — почти 5% всего списочного состава. Это в принципе соответствует доле России в мировом ВВП, которая составляет порядка 3%. Но вот сам состав наиболее влиятельных (повторим, в мире, а не в масштабах страны) россиян вызывает большие вопросы. Ну ладно Владимир Путин — 13 лет бессменный правитель одной из крупнейших ядерных держав. Ну ладно Дмитрий Медведев — четыре года замещал вакантную должность президента. Министр обороны и директор ФСБ включены «по должности». Хотя Сергей Шойгу мог бы оказаться в этом списке, даже не будучи министром обороны, — в России он сейчас точно влиятельнее того же Дмитрия Медведева. А в том, что наша страна может напугать мир своими спецслужбами и ядерным потенциалом, Foreign Policy не сомневается — и не без оснований.

Отчасти понятно присутствие в списке министра финансов Антона Силуанова, хотя он сильно уступает по степени влияния и известности в мире своему предшественнику Алексею Кудрину. Все-таки Россия — одна из немногих стран мира, способных кредитовать другие государства. А Минфин является одной из главных инстанций, решающих вопросы о предоставлении таких кредитов.

А вот включение в топ-500 пока еще главы Банка России Сергея Игнатьева вызывает вопросы. Конечно, формально он отвечает за стабильность банковской системы страны, входящей в первую мировую десятку по размерам ВВП. Но журналисты Foreign Policy могли бы догадаться, что не от Игнатьева зависит прочность российских банков. Роль главы ЦБ России совершенно несопоставима с ролью главы Федеральной резервной системы. В России главный банкир страны полностью зависим от президента, тогда как в США глава Федрезерва запросто может пережить нескольких президентов (привет Алану Гринспену) и уж точно не подчиняется им в сфере своей компетенции.

Более или менее понятно решение Foreign Policy включить в топ-500 главных мировых агентов влияния главу «Газпрома» Алексея Миллера, руководителя «ЛУКОЙЛа» Вагит Алекперова, совладельца «Альфа-Групп» Михаила Фридмана, главу холдинга «Интеррос» Владимира Потанина, самых богатых россиян Алишера Усманова и Владимира Лисина, не говоря уже о президенте «Роснефти» Игоре Сечине. Но где тогда в списке представители ведущих российских госбанков? Их отсутствие — косвенное признание того факта, что влияние российских банков на мировую финансовую систему куда меньше, чем даже неуклонно уменьшающаяся роль РФ во всей мировой экономике.

И уж совсем забавно появление в этом списке «авторитетного» предпринимателя Семена Могилевича (он же Сергей Шнайдер). Это чистая дань логике голливудских боевиков с криминальным уклоном. Могилевич, конечно, включен ФБР США в список самых разыскиваемых преступников. По утверждению американской спецслужбы, он причастен почти к пяти десяткам случаев крупного рэкета, разным видам мошенничества, отмыванию денег и другим экономическим преступлениями в нескольких странах мира — от России и США до Венгрии. Но уже давно не вершит судьбы криминального мира даже в масштабах РФ. Если такие люди входят в число 500 самых влиятельных на планете, то грош цена современному миру.

Присутствие в списке подобных фигур отражает традиционный пиетет американского массового сознания к талантливым транснациональным преступникам. А заодно сформировавшееся в 90-е и никуда не исчезнувшее в 2000-е представление о России как о стране, поставляющей миру нефть, газ и яркие фигуры бизнес-мафии с государственным уклоном: у всех российских мафиози (по версии Запада) обязательно обнаруживаются тесные связи с чиновниками.

Как бы там ни было, если верить Foreign Policy, целых 23 россиянина кардинально влияют на судьбы мира. Вот только в задачу журнала не входит оценивать знак этого влияния — положительное оно или отрицательное. Смотрите на окружающий мир и делайте выводы сами.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции