Светоч ты наш. Кровинушка. Плоть от плоти. Так не смотрели на боярыню Морозову, когда она отправлялась прямо с Красной площади в ссылку. Но так смотрят на Эльвиру Сахипзадовну Набиуллину. Которая вот-вот возглавит Центральный банк Российской Федерации.

Смотрит кто? Раньше казалось — ну бизнесмены смотрят. Глаза есть, вот и смотрят. Ну Сергей Глазьев смотрит. Так фамилия (простите за грубый прием — считается моветоном, когда журналист использует созвучие в фамилии) обязывает. Но теперь выясняется, что за телодвижениями — а скорее, за движениями тонкой материи ума — Эльвиры Сахипзадовны наблюдает Министерство экономического развития (но не торговли) в полном составе. То есть от Белоусова до вахтерши. Той самой, что кричала в спину замминистра Аркадию Дворковичу (Боже, как давно это было): «Мальчик, вы к кому?!» И тем вошла в историю.

Что, собственно, случилось? Президент собрал совещание в Сочи. Поводом стали страхи тов. Белоусова по поводу остановки экономического роста — и даже рецессии. Поговорили о том о сем, ничего не придумали, МЭРу дали задание: что-нибудь, наконец, придумать. МЭР придумал. И во первых строках — снижение ставки рефинансирования.

Понятно, что посыл идет от своих к своим. Не далее как в феврале я сделал чудную фотографию. Идут Греф, Белоусов, Набиуллина. Мило болтают и держатся за фалды друг друга. Три министра-экономиста. Греф тут как Державин, который всех заметил. Набиуллина, наверное, Пушкин. Белоусов — ну, может, Жуковский. Может, Гоголь, которого Пушкин окормлял, в хорошем смысле слова. В общем, одна команда. И, конечно, пацанская дружба — она же превыше всего, думает Греф. Еще так думает Белоусов. Ибо мужчины. Набиуллина, наверное, мнется. Вот если бы Белоусов Грефа на рыбалку пригласил. Это зачотно. А Греф Набиуллину? Ну уже не так. Комкость и ломкость. Гендерные противоречия посильнее классовых будут.

Конечно, никто не питал иллюзий — но все ими питались. Все ждут и ждали от Эльвиры Сахипзадовны снижения ставки рефинансирования. Но до поры это не оформлялось в документы. Теперь, когда МЭР представил свой план спасения России, это уже факт бюрократический. Ты наша, ты же все понимаешь, давай, действуй, беги, Лола, беги, снижай, Эльвира, снижай.

Но у Набиуллиной есть один системный недостаток. Она очень умна. Она не глупее Сергея Игнатьева, который — на мой субъективный взгляд — крайне мудрый и потому осторожный человек. Игнатьев не снижал ставку, хотя давили на него сильно. Вот выступает Олег Дерипаска. Своим низким, как будто в медную трубу говорит, голосом, объявляет: ставка душит. Кабы не ставка, тут тебе и райские кущи, и подъем с колен. Игнатьев слушает и думает: да ты, брат, реши вопрос со своими зарубежными активами. С ценовой политикой. С инвестиционной. Думает, но вслух ничего не говорит. И ставку не снижает.

Набиуллина, войдя в курс дел ЦБ, будучи — как уже говорилось — человеком проницательным, не могла не принять логику ЦБ. Потому что — ну уж положим руку на сердце! — после развала Минфина и непоняток с тем же МЭР, после появления невнятных вице-премьеров «по экономике» ЦБ остался последним оплотом осознанной экономической политики. А раз осознанной, значит, аргументы есть. И вот Набиуллина заявляет: а на самом деле ЦБ на ситуацию в экономике повлиять не может! Механизмы ЦБ уже не работают. «Поздно курить бамбук и пить боржом». Профукали все, ребята. Когда давали невыполнимые социальные обещания. Когда рушили инвестиционную привлекательность страны. Когда… Перечислять можно долго.

За этим заявлением можно усмотреть месседж: не будет Набиуллина снижать ставку в первый день своей работы. И во второй не будет. Когда сочтет нужным — тогда снизит. Вообще, мне кажется, что мы этого человека узнаем с некой новой стороны. Ведь ЦБ пользуется нешуточной независимостью. Министры позавидовать могут. А раз так, есть возможность делать то, что «правильно». А правильно вот что. Не игры со ставками. Не игры с курсами. Борис Титов, омбудсмен по предпринимателям, в момент, когда я пишу эти строки, говорит о том, что 111 тысяч бизнесменов в России сидят ни за что. Это и есть зримое выражение понятия «плохой инвестиционный климат». Вот вы открыли эту страницу. Вы сидите у компьютера. Дома или в офисе. Вы недовольны тем, как развивается ваш бизнес. А 111 тысяч человек — это население областного города — сидят! Прогулки под решеткой, вышивание крестиком, разборки из-за чифиря.

И Набиуллина про это скажет. Вот попомните мои слова — скажет. Потому что есть вещи поважнее ставки. Не надо делать вид, что, припудривая покойника, мы его как бы оживляем.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции