Неслыханно! Удар по репутации банковского дела! Михаил Прохоров готов взять на поруки Владимира Голубкова. Аналитики предвидят кризис в финансовой сфере и отток вкладов. Другие подозревают, что все это подстроено силовиками, действовавшими по наводке конкурентов.

Вы о чем?

Я по роду работы дружу с многими бизнесменами. И если в 90-е главной темой разговоров были разные виды «крыш» и их сравнительные характеристики, то последние лет десять — сколько «откатить» банкиру, чтобы он выдал кредит.

Так даже вопрос не стоит, чтобы взять кредит честным образом. И не потому, что дорого. Просто не дадут. Заморочают бумажками. Выведут из себя придирками. Ну это как во времена оны, когда сдать на права легально было просто невозможно. Ручник не под тем углом поставил. Но едва заговоришь об «откате», то тут сразу — улыбки на лицах, чай на стол, нежное похлопывание по плечу.

Из бесед с бизнесменами я понял, что «откаты» практикуют во всех банках. Ну то есть во всех без исключения. Иногда их размер доходит до 20% от суммы кредита. Договариваться сначала надо с менеджером среднего звена, но все знают, что львиная доля идет в карман топ-менеджменту.

В какой-то момент мне стало казаться, что дорогие кредиты в России вовсе не следствие политики ЦБ. Все проще и неприятнее. Банки держат высокие кредитные ставки для того, чтобы, во-первых, отпугнуть тех, кто хочет просто взять кредит, а «откат» давать не хочет. Во-вторых, чтобы иметь возможность выдать «откатившему» заем по реальной ставке. Ну согласитесь. Если банк готов кредитовать, допустим, под 9%, откуда он возьмет возможность кредитовать под 7% того, кто «откатил»? Зазора нет. А если под 15% (например), то вполне можно — под 12% «откатившему».

Почему на это никто не обращал внимания? Потому что это было никому не интересно. Серьезные бизнесмены кредитовались не здесь и крутились в офшорах. Бизнесмены не столь серьезные — платили «откаты», ибо понимали, что, если пойдут к силовикам, те найдут налоговые нарушения (они есть всегда), и сядут все. И банкиры, и жалобщики. Власть не интересовалась вопросом, во-первых, потому, что львиная доля крупных банков у нас государственные. То есть рука руку моет. Во-вторых, потому что все и так было хорошо. Рос ВВП, в Магадане цвели папоротники.

Случился кризис — не до того. После кризиса подъем. Все настроились на бодрый лад. А рано. С середины прошлого года — упадок по всем фронтам. Нефть не падает. Валютных кризисов нет. А ВВП замедляется. Рецессию вот ждут. И тут-то власть занервничала. Озаботилась высокими процентными ставками. Поспрошала Набиуллину и Игнатьева — узнала, что на самом деле происходит. И решила поставить небольшой спектакль. Акт устрашения. Власть это любит — вспомним Ходорковского, который пострадал за грехи всех один. Его пример — другим наука. Но кого выбрать в качестве сакральной жертвы? Не Сбербанк же. И не ВТБ. В последнем, говорят, силовиков полно, они сами кого хочешь в жертву принесут. Но и по мелочи размениваться не хочется.

А вот Росбанк. Он в топ-10, но не в самом начале. Societe Generale опять же, а не родные осины. Годится.

Правда в том, что методы государства — плохи. Полицейские операции ничего не решают. Посадка Ходорковского была и остается для страны репутационным ущербом. Дело бывшего представителя России в ЕБРР Елены Котовой, которую трясут наши и британские спецслужбы, — тоже. Государство в его нынешнем исполнении думает, что напугать и застращать — лучший способ решения проблем. Но это вовсе не способ.

При этом заметим, что банки наши, конечно же, распоясались. Так надо и вникнуть в ту почву, на которой расцвел дурной плод, как сказал бы Конфуций. Почва заключается в том, что, с одной стороны, наши предприниматели массово уходят от налогов, ибо они высоки, а раз так — становятся легкой добычей вымогателей. «Я даруг, ты даруг, мы кириминальный круг. Не взумай ментам подаловаться. Не взумай в ЦБ звякать, падла, мы с тобой одним мазаны». С другой стороны, банки явно не роскошествуют в плане объема кредитных ресурсов. После пресловутого кризиса ликвидности 2007 года они варятся в собственном жидком соку. Дефицит рождает безнаказанность.

Вроде бы понятно, что делать. Снижать налоги, улучшать инвестиционный климат, подниматься в рейтингах и вообще — всячески привлекать деньги. В то же время ясно, что нынешняя власть не в состоянии решить ни одну из этих задач. Вот сегодня я проводил на радио «КП» интервью с Георгием Бовтом, который — по другому поводу — пришел к такому же выводу: современные чиновники не в состоянии осуществить ни один сколько-нибудь системный проект.

Это сословие и есть подлинное зло, а товарищ Голубков с его анекдотичным «мне в Париж, по делу, срочно» — всего лишь жертва обстоятельств и статист на этой мрачной сцене.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции