Я давно не слежу за высказываниями российских государственных деятелей — не вижу смысла забивать голову порцией очередного циничного вранья или глупостью уровня воспитанников детского сада «Орленок». Дела говорят за них намного красноречивее любых слов. Однако некоторые заявления пробиваются через фильтр друзей в Facebook и попадаются на глаза, хочу я этого или нет. А бывает так, что пробивающиеся фразы чиновников складываются в интересную мозаику, придающую им новый смысл, из-за чего вспоминаются прекрасные стихи революционного поэта:

Я знаю силу слов, я знаю слов набат.
Они не те, которым рукоплещут ложи.
От слов таких срываются гроба
шагать четверкою своих дубовых ножек.

На счет гробов не скажу, но на днях как раз что-то такое и произошло: фразы, произнесенные «премьер-министром», «министром финансов» и «президентом», совпав по времени, сказали о ситуации в экономике страны намного больше, чем любые статистические выкладки и официальные отчеты.

«Глава правительства» Дмитрий Медведев огорошил заинтересованную публику заявлением (цитирую): «Такого кризиса, который был в 2008—2009 году, я уверен, нам удастся избежать. Тушенку, мыло и спички с солью запасать не надо!» (именно так, с восклицательным знаком). Примерно в то же время «министр финансов» Антон Силуанов уверенно заявил: «Каких-то факторов, говорящих, что курс (рубля. — Прим. авт.) изменится, нет». Другие источники утверждают, что речь шла о возможных изменениях курса «до конца года». К сожалению, полной цитаты Силуанова найти не удалось, но, вероятно, агентствам можно верить: вряд ли Антон Германович имел в виду, что курс останется неизменным навсегда. Наконец, «президент» Путин только что порадовал деловую общественность вниманием к инвесторам. «Нужно посмотреть на усовершенствование законодательства с тем, чтобы ничего не мешало, а, наоборот, создавало максимально благоприятные условия для инвесторов, которые вкладывают средства в наши компании, чтобы наши площадки, чтобы наша биржа объединенная ничем не уступала, а была бы по определенным параметрам лучше, чем международные площадки».

Мы все помним мантры о российском «островке стабильности» в бурном море мировых финансов — вскоре после того, как они были произнесены, кризис ударил по стране едва ли не сильнее, чем по какому-либо другому государству в мире. Тогда власти обходились достаточно мягкими выражениями и эвфемизмами, и то посадка экономики была весьма жесткой. Если теперь используются слова уровня «тушенка» и «спички», то, наверное, в комплект к мылу пора закупать и веревку.

А «курс рубля не изменится» очень напоминает классику: «Девальвации рубля не будет. Это твердо и четко. Мое утверждение — не просто моя фантазия, и не потому, что я не хотел бы девальвации. Мое утверждение базируется на том, что все просчитано. Работа по отслеживанию положения проводится каждые сутки. Положение полностью контролируется». Да-да, это Борис Николаевич, 14 августа 1998-го. Некоторые старички еще помнят.

Наконец, трогательная забота «президента» об инвесторах говорит внимательному наблюдателю, что дела на бирже идут совсем плохо. В общем-то, это давно не новость: российские биржевые торги медленно, но уверенно умирают, и никакие технические новшества и даже льготы помешать этому не смогут. Для обывателя в этом нет ничего страшного, но утечка капитала, снижение реальных оборотов и долгосрочный боковой тренд на фоне бурного роста индексов других биржевых площадок — свидетельство того, что экономика серьезно больна. Это как градусник при простуде — он ни на что не влияет, но показывает, что происходит что-то неправильное.

Каждая упомянутая выше фраза в отдельности уже напрягает. Но то, что все три опасные мысли были озвучены в течение одной недели, напрягает намного больше. Не секрет, что рецессия в России уже началась (по одним данным) или вот-вот начнется (по другим), и это при весьма дорогой нефти, стабильном рубле и благоприятных внешних условиях. Тот же Силуанов, заверяя население, что в целом все не так плохо, напомнил, что половина российского бюджета формируется за счет нефтегазовых доходов, которые, по прогнозу, будут снижаться, а Минэкономразвития открыто рассуждает о том, что пора начать тратить средства Фонда национального благосостояния.

Можно надеяться, что чиновники высказались одновременно чисто случайно — мало ли в жизни совпадений. Но, может быть, это и не совсем так. Не хотелось бы создавать панические настроения (да и не с чего пока), но в любом случае не мешает как минимум более активно следить за тем, что происходит в экономике страны. И периодически интересоваться, не начала ли дорожать соль.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции