Недавнее сообщение вице-президента Сбербанка Александра Морозова о том, что 44% капитала крупнейшей в стране финансовой структуры принадлежит иностранным владельцам, заставило меня пристальнее посмотреть на крупнейшие российские банки в этом разрезе. Тем более что в России в последнее время во всех бедах виноваты то иностранцы, то геи, то иностранные геи. Соответственно, если что-то случится в банковской сфере, то по нынешней моде в проблемах можно будет обвинить «засланных казачков», а под шумок раскулачить в правильный карман принадлежащую им собственность.

Оказалось, в случае чего поживиться будет чем. Представление о приличном по объему присутствии чужеземцев в капиталах крупных банков на периферии сознания у меня, конечно, присутствовало, но, честно говоря, я не представлял, что дело зашло уже настолько далеко. Оказывается, иностранный капитал — второй по размеру выгодоприобретатель в больших российских банках после государства.

Судите сами: из 50% «частных» акций Сбербанка 44 п. п. принадлежит иностранцам, то есть фактически 88% всей негосударственной доли. На отечественных частников приходятся жалкие 6% капитала, или 12% частной доли. Да и то, если внимательнее посмотреть на эти проценты, можно будет заметить, что существенная часть из них принадлежит небольшому количеству крупных владельцев, а «народных» акций (при всей условности такого термина) — кот наплакал.

Второй по масштабам российский банк ВТБ (со всеми своими дочками, внучками и жучками) традиционно считался оплотом правительства в финансовой сфере (в отличие от «Сбера», контролируемого Центробанком). Однако серия приватизационных сделок заметно изменила эту картину. Теперь на правительство приходится только 61% акций, а на частников — 39%. И как минимум 25 п. п. из этой доли принадлежит иностранцам — различным инвестфондам, государственным организациям и прочим «институциональным инвесторам» со всего мира — от Норвегии и США до Казахстана и Азербайджана. Иначе говоря, в их руках сосредоточено как минимум 64% «частных» акций. Российские инвесторы держат примерно 14% капитала банка. И вновь стоит заметить, что едва ли не половина этих акций — в руках небольшой группы олигархов, у которых свои интересы, часто не совпадающие с интересами «простых» миноритариев.

Если двигаться дальше в рэнкинге по активам, то ситуация, казалось бы, исправляется: три банка подряд не имеют в собственниках иностранцев. Но один из них — Россельхозбанк — полностью государственный, да и это не совсем настоящий банк, вряд ли его вообще стоит ставить в один ряд с коммерческими организациями. Впрочем, Газпромбанк и Альфа-Банк действительно полностью российские (хотя подозревать их владельцев в излишнем патриотизме как-то не получается). Кстати, в капитале ГПБ государство через ВЭБ и «Газпром» тоже имеет солидную долю.

Зато следующая троица — торжество интернационализма. Австро-итальянский «ЮниКредит» и австрийский «Райффайзен» полностью и безоговорочно находятся в собственности иностранных банков, а французский Росбанк в скором времени лишится последних россиян в капитале. Активы этих трех банков, кстати, в сумме лишь в полтора раза меньше активов гигантского для частного бизнеса Газпромбанка и на 75% больше активов «Альфы».

Итого, по примерной оценке, около половины активов крупнейших системообразующих банков страны работает на государство, около трети — на иностранцев и лишь менее пятой части — на российских инвесторов. Причем значительно больше половины «российских частных» активов находится в руках буквально нескольких человек.

Вывод простой: главным «младшим партнером» государства в банковской сфере России является не мелкий частный акционер и даже не крупный отечественный олигарх, а иностранный капитал, что интересно, в существенной части — государственный. Такая структура капитала довольно неустойчива: в случае крупных экономических потрясений спекулятивный капитал инвестфондов из «Сбера» и ВТБ будет быстро репатриирован, а перед иностранным госкапиталом российским чиновникам придется отвечать по полной программе: госфонды очень не любят, когда их вложения обесцениваются.

Собственно, мы уже однажды видели акции Сбербанка по 15 рублей и ВТБ по 2 копейки, что в разы меньше разумных значений. А ведь это было еще до массированного прихода иностранцев — во время следующего кризиса падение котировок может быть еще сильнее. То же самое и с неторгуемыми банками с контролирующим их иностранным капиталом: при необходимости европейские структуры не стесняются выводить средства из «дочек» в малоразвитых странах.

Влияние иностранцев на крупнейшие российские банки достигло очень высокого уровня, но это не повод их оттуда выдавливать. Это повод создать условия для привлечения в капитал банков массового российского инвестора. Полная приватизация Сбербанка, ВТБ и доли государства в Газпромбанке по нормальным, не завышенным в разы ценам (как уже бывало) могла бы создать хорошую основу для более стабильного и ответственного бизнеса этих финансовых монстров.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции