Гигантские суммы невозврата по кредитам на строительство объектов сочинской зимней Олимпиады имеют не только отрицательный экономический эффект для страны, но и побочный негативный психологический эффект для граждан. В России и так довольно много людей, скажем так, не до конца осознают, что кредит — это когда берешь чужие деньги и на время, а отдаешь — свои и навсегда. А тут еще и государство показывает им дурной пример: оказывается, запросто можно брать гигантские деньги в долг и не возвращать их.

Олимпийские объекты будут построены в срок, но из выданных на Олимпиаду 220 млрд рублей кредитов вернуть удастся меньше четверти, признали во Внешэкономбанке. Восемь из 19 олимпийских проектов, которые финансировал ВЭБ, уже признаны убыточными. Вернуть деньги без помощи государства не получится, говорят инвесторы, среди которых и Сбербанк. Инвесторы и ВЭБ рассчитывают на компенсацию этих безвозвратных кредитов из бюджета. Но эти надежды может перечеркнуть макроэкономическая реальность: правительство уверенно прогнозирует рост дефицита бюджета в обозримой перспективе. Президент на недавнем совещании с членами правительства потребовал не вкладывать деньги в заведомо убыточные проекты. Но избежать таких заведомо убыточных проектов России явно не удастся: после Олимпиады в Сочи страну ждет еще более дорогое удовольствие — чемпионат мира по футболу — 2018 (см. вчерашнюю колонку Елены Ковалевой).

Таким образом, 170 млрд рублей олимпийских кредитов могут оказаться безвозвратными. В принципе, нет ничего удивительного в том, что проекты первой и, возможно, последней в истории человечества зимней Олимпиады в субтропиках не окупятся. И невозврат кредитов в истории олимпийских строек случался. Однако в России лучше не показывать гражданам государственный пример вопиющей финансовой необязательности.

У нас и так в бытовом сознании прочно сидит представление о государстве как о финансовом враге человека. Россиянам никогда ни одна власть не рассказывала и не показывала, как и на что тратятся их налоги. Поэтому уклонение от уплаты налогов кажется большинству наших сограждан добродетелью, а не уголовным преступлением. С кредитами, несмотря на некоторые попытки монетарных властей повысить финансовую грамотность населения, примерно такая же ситуация. Люди часто не соразмеряют займы со своей платежеспособностью. А главное, есть небезосновательное твердое обывательское убеждение: если государство нас обманывает, почему бы и нам его не обмануть? Банки, даже негосударственные, воспринимаются при этом как часть государства.

В общем, укреплению доверия между государством и гражданами в деликатной сфере денежных взаимоотношений почти неизбежное списание десятков миллиардов рублей олимпийских кредитов явно не способствует. Наши власти еще должны радоваться «темноте» большинства россиян, которые по причине того же невысокого уровня финансовой грамотности не осознают, что убытки от понтов в виде зимней Олимпиады на летнем курорте — это потери не только абстрактного государственного бюджета, но и самих граждан как налогоплательщиков. Отсутствие у граждан привычки требовать финансового отчета от начальства относительно эффективности расходования казенных денег очень помогает нашим чиновникам не думать о том, что население поймает их за руку на «распилах» и «откатах». Но оборотной стороной этой нетребовательности является неистребимое желание граждан объегорить при любой возможности свое вороватое государство.

Самое забавное, что, даже если олимпийские кредиты и компенсируют тому же ВЭБу из бюджета, это тоже будет дурным примером для обывателей. Мол, сильным мира сего можно — так чем же мы хуже?

На самом деле наш мудрый народ все про себя знает. Потому и честно сказал: «Дурной пример заразителен». Так что не надо наших людей лишний раз учить плохому — они и сами справятся.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции