Как только высокопоставленные российские чиновники или их официальные представители наперебой начинают рассуждать о судьбе курса рубля, можете не сомневаться: призрак девальвации бродит где-то совсем рядом. А если они уверенно заявляют, что девальвации не будет, — к гадалке не ходи, на горизонте замаячило резкое ослабление национальной валюты.

Без пяти минут глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина обрушилась (для неизменно корректной и сдержанной в своих высказываниях Эльвиры Сахипзадовны глагол «обрушилась» в данном случае вполне уместен) с критикой на Министерство финансов прямо на Петербургском международном экономическом форуме. Который, кстати, в последнее время стал едва ли не главной площадкой для публичных дискуссий представителей власти друг с другом о судьбах национальной экономики.

«Только намеки на переход к управляемому курсу и возможное его ослабление ведут к негативнейшим последствиям. Мы перешли к практике более гибкого курсообразования, уже экономические субъекты понимают и понимали, что мы на политику не влияем», — заявила будущая глава Банка России. Таким образом она попыталась совершить свою первую словесную валютную интервенцию накануне официального вступления в должность главы ЦБ и успокоить рынок.

Набиуллина не сказала, кто делает взрывоопасные намеки на переход к управляемому курсу рубля и его ослабление. Это за нее сделал министр экономического развития Андрей Белоусов (к слову, наряду с Алексеем Кудриным — один из самых уважаемых экономистов в глазах президента России).

Белоусов отметил, что «одно неаккуратно брошенное слово привело к изменениям на валютном рынке», как это случилось недавно после заявления министра финансов Антона Силуанова о том, что с августа этого года Минфин планирует покупать для Резервного фонда иностранную валюту. Причем Силуанов открытым текстом сказал, что эта мера приведет к ослаблению курса нацвалюты на 1—2 рубля.

И рубль тут же поверил, начав ралли вниз, не дожидаясь августа. А многие эксперты стали говорить, что для стимулирования экономического роста правительство решилось-таки на сознательное ослабление национальной валюты (к слову, тот же Андрей Белоусов одной из причин резкого замедления экономики на петербургском форуме назвал именно укрепление рубля).

В свою очередь уходящий со своего поста глава Банка России Сергей Игнатьев на ПМЭФ заявил, что покупка Минфином валюты для пополнения госфондов не окажет влияния на динамику курса рубля. То есть вставил свои пять копеек в успокоение валютного рынка, на котором евро и доллар продолжали расти относительно рубля все последние дни без видимых макроэкономических оснований.

Разговоры о возможной девальвации рубля докатились даже до самих кремлевских стен. Президент по таким поводам у нас обычно не высказывается. А вот его пресс-секретарь Дмитрий Песков прокомментировал горячую тему. «Колебания рубля, безусловно, могут иметь место, потому что экономика весьма волатильна», — со знанием дела заявил Песков, говоря как о российской, так и о мировой экономике. «Вместе с тем говорить о девальвации как таковой невозможно», — добавил он.

Из уст человека, который до этого неоднократно уверенно опровергал то, что потом случалось через считаные часы (например, отставка главы Дагестана Магомедсалама Магомедова и вице-премьера Владислава Суркова), слова о том, что в Кремле не ожидают резких скачков рубля, звучали не слишком убедительно. К тому же в России уже были случаи так называемой мягкой девальвации (так ее назвали задним числом) в январе 2009 года — под уверенные разговоры монетарных властей (самого Кудрина!), что никакой девальвации не будет. Так что девальвация слов уже давно произошла.

Тем не менее с Эльвирой Набиуллиной трудно не согласиться в том, что валютный рынок — слишком тонкая и деликатная материя. Поэтому любой чиновник должен «отвечать за базар», когда делает какие-то конкретные и однозначные заявления по поводу судьбы рубля. Тут уж лучше говорить что-нибудь неконкретное, успокаивающе-обтекаемое, чем резать правду-матку в стиле Антона Силуанова.

И уж подавно чиновникам нельзя выступать в роли пророков, чтобы после падения рубля злорадно говорить: «Я же предупреждал!..» В любом случае очевидно, что девальвация национальной валюты стала в последние дни актуальной медийной темой. А слова и мысли, как известно, имеют свойство материализоваться…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции