Президент России впервые после кипрского кризиса занялся проблемами российских денег. На сей раз на совещании в резиденции главы государства Ново-Огарево речь шла не о сохранности отечественных денег в офшорах или их немедленном возвращении на родину — популярное во время последней президентской предвыборной кампании слово «деофшоризация» из уст Путина в последнее время не звучит. Видимо, и он понимает, что вернуть капиталы в Россию в нынешних условиях — утопия. Разговор на совещании, посвященной банковской системе, вели о дороговизне кредитов для российских компаний. Прежде всего — малых и средних.

«Нашим компаниям, предприятиям, включая малый и средний бизнес, необходимы дешевые и, как принято в таких случаях говорить, длинные деньги… Однако, по мнению самих предпринимателей, стоимость банковских кредитов сейчас явно завышена», — со знанием дела отметил глава государства.

После этого Владимир Владимирович задал собравшимся риторический вопрос: «Почему у нас не действуют тогда эти механизмы конкуренции?.. Почему здесь они не работают, эти механизмы, хотя банков у нас девятьсот? И где эта искомая конкуренция, о которой мы говорим в других секторах экономики? Может быть, потому, что у нас крупных банков всего четыре-пять и все они так или иначе связаны и аффилированы с государством?»

Наверное, никто лучше президента не знает ответа на вопрос, почему у нас не действуют «эти механизмы конкуренции». Возможно, в силу сознательного истребления государством всякой конкуренции во всех возможных сферах человеческой деятельности. Но, конечно, даже люди с богатой фантазией едва ли могут представить себе ситуацию, при которой российские банки — от «Сбера» до условного «банка номер 900» в рейтинге отечественных кредитных организаций — устраивают чемпионат России и бьются не на жизнь, а на смерть за право как можно дешевле прокредитовать индивидуальное частное предприятие «Пупкин и сыновья».

Под ведущиеся беспрерывно как минимум 15, а то и 20 последних лет разговоры высоких чиновников о необходимости поддержки малого и среднего бизнеса, предельного упрощения регистрации таких предприятий, облегчения им доступа к инженерным коммуникациям государство последовательно делает жизнь любого некрупного коммерсанта совершенно невыносимой. Из последних мер «поддержки» — повышение страховых взносов для индивидуальных предпринимателей, что уже привело к закрытию в стране в последние месяцы тысяч подобных предприятий.

Банки, независимо от доли государства в их капитале, прекрасно видят, насколько рискованно в России заниматься предпринимательством. А потому, даже невзирая на макроэкономические причины в виде замедления роста ВВП или все еще высокого, по меркам ведущих экономик мира, уровня инфляции, ни за что не будут стремиться кредитовать малый и средний бизнес дешево и надолго. У банков есть все основания сомневаться как в кредитоспособности малого и среднего бизнеса, так и в долговременности его существования. Разорится такое предприятие после очередного повышения фискальной нагрузки, наезда санэпиднадзора или полицейского рэкета — потом ищи ветра в поле. Поэтому крупным банкам сподручнее кредитовать ведущие госкомпании или олимпийские стройки. Эти кредиты если и не возвратятся, то, по крайней мере, государство точно подбросит ликвидности на черный день. А банкам поменьше и без госкапитала менее рискованно делать деньги на потребительских продуктах — с отдельными гражданами-покупателями иметь дело в России все равно надежнее, чем с дышащими на ладан мелкими предприятиями.

Так что банки в высоких ставках кредитов для малого и среднего бизнеса виноваты лишь отчасти. Главная вина лежит на государстве, которое сделало все возможное, чтобы люди в России не проявляли коммерческую инициативу. Причем мир денег устроен так, что даже тотальный контроль государства над банками или директивное установление ставок по кредитам не изменят ситуацию. Если государственными станут все без исключения банки, в стране не останется и мелкого частного бизнеса. А если и останется, он будет существовать вне закона, как подпольные обувные артели в брежневские времена. Понятное дело, эти артели никаких займов у банков не просили — сами выкручивались.

В общем, длинных денег по низкой ставке верховного главнокомандующего нашим мелким коммерсантам не видать — ровно до тех пор, пока в стране не будет реальной свободы ведения бизнеса. А устанавливать такую свободу уж точно задача не банков.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции