Борьба России и других развивающихся стран за создание некоей новой, менее зависимой от США и доллара экономики фактически окончилась безрезультатно. Сейчас она сводится к вялотекущей аппаратной битве за более справедливое распределение квот государств внутри МВФ. Никакой новой глобальной экономики в обозримом будущем не появится. И рубль не победит доллар. Но это не катастрофа.

В Москве только что закончилась встреча министров финансов G20. Структуры, созданной на волне глобального кризиса 2008 года, когда казалось, что мир больше никогда не будет прежним. Тогда во многих странах считали, что крах американской модели экономики неизбежен, а на место «вечнозеленому» доллару в качестве главной мировой валюты придут китайский юань, бразильский реал и — почему бы и нет — российский рубль.

Россия, Китай, Бразилия, Индия тогда стройным хором говорили о необходимости создания некоей новой, более справедливой и гибкой мировой финансовой архитектуры. Чтобы мировая экономика меньше зависела от американской. Споры экономистов, чиновников, банкиров о том, вышла ли мировая экономика из того кризиса или сейчас только затишье перед новой бурей, продолжаются. Но уже очевидно, что ни Россия, ни другие амбициозные члены «двадцатки» нее смогли стать ядром новой мировой финансовой системы. А рублю не быть в обозримом будущем альтернативой доллару даже в рамках Евразийского экономического союза.

Нет, министры финансов G20 все еще говорят правильные слова о совершенствовании мировой финансовой системы. Но не о создании новой. «Двадцатка» озабочена необходимостью повышения уровня доверия, легитимности и эффективности работы международной финансовой архитектуры. Для достижения этого следует завершить проходящие реформы МВФ. «Именно по этой причине необходима ратификация реформы квот и управления МВФ 2010 года», — говорится в итоговом коммюнике московской встречи.

Министры финансов и главы центральных банков G20 выступают за ускорение процесса создания банковского союза в Европе посредством «решительного продвижения реформ». Такой союз главы финансовых ведомств двадцати ведущих экономических держав мира считают важным инструментом, с помощью которого удастся «поставить глобальную экономику на путь более уверенного и сбалансированного роста». Но уже никто не ведет речь о новых резервных валютах, которые должны в обозримом будущем заменить доллар. Между тем Россия устами самых высокопоставленных чиновников в 2008—2010 годах активно продвигала идею превращения рубля в резервную валюту на постсоветском пространстве. Однако зависимость рубля от колебаний мировых цен на нефть (номинированных в долларах) и курса американской валюты оказалась столь сильной, что о рублевом царстве за пределами России пришлось забыть.

Руководители монетарных властей стран «двадцатки» отдают себе отчет в том, что глобальный экономический рост невозможен без координации налоговой и бюджетной политики. Без своевременной реакции национальных правительств и международных финансовых институтов на локальные финансовые и банковские кризисы. Мир настолько хрупок и взаимозависим, что даже финансовые проблемы маленького Кипра вызвали очень острую реакцию в той же России.

В общем, раз новой экономики не получится (а не получится ее прежде всего из-за ограниченности возможностей России, Китая, Индии, Бразилии и других претендентов на новое мировое господство), придется учиться лучше латать пробоины в «старой». США в любом случае больше не в состоянии в одиночку отвечать за стабильность и рост глобальной экономики. А России не следует огорчаться тому, что ей не удастся в обозримом будущем стать великой экономической или финансовой державой. Ей просто надо сообща, конструктивно взаимодействуя с другими державами, способствовать поддержанию нормального состояния мировой экономики.

Рубль и не должен сражаться с долларом за мировое господство. Россия и не должна пытаться перегнать Америку или, того хуже, изолироваться от мира, начать строить какую-то особую экономику с ближайшими партнерами по бывшему СССР. Россия — небольшая, но органичная часть мировой экономики и международной финансовой системы. И этого вполне достаточно.